Это странное противоречие между открытием у человека недоступной разуму сферы и предположением, что эта сфера все же может быть рационально постигнута, пронизывает все труды Фрейда. Этому противоречию способствует его взгляд на естествознание. С одной стороны, Фрейд хочет быть точным естествоиспытателем и исследовать реалии душевной жизни, как это делал бы физик или химик. С другой стороны, он не видит, что при лечении своих больных и при разработке этого понятия он применяет метод, который не имеет ничего общего с естествознанием. Особенно это заметно на примере феномена бессознательного. Феномены бессознательного, которые описывает Фрейд, в принципе невозможно наблюдать и изучать естественнонаучными, то есть точными, методами — например, под микроскопом, с помощью рентгена или химического анализа. Бессознательное во всех известных Фрейду смыслах невозможно объективировать, естественнонаучному же методу как раз и необходима объективизация, то есть он требует ощутимых эмпирических результатов, которые может проверить любой субъект. Сновидение, например, как проявление бессознательного, не может быть измерено ни в каких единицах, даже если бы в мозгу сновидца были какие-нибудь токи, пригодные для регистрации. Сколько не измеряй их, это нисколько не приблизит к пониманию сути сновидения. Кроме того, чтобы понять сновидение как чувственный образ, его надо еще и истолковать. Этого метод естествознания тоже не дает. Если мы хотим понять сновидение, придется использовать герменевтический метод, метод толкования, но при этом отпадают все объективные критерии, столь важные для естествознания. Это, однако, не означает, что результаты Фрейда ложны или иррациональны. Это означает только, что он открыл явления, которые нельзя понять естественнонаучно. Эти явления, прежде всего охватываемые понятием бессознательного, лишь тогда можно будет отмести как несуществующие или ненаучные, когда мы оставим право на постижение мира исключительно за естественной наукой.

Следующая трудность обнаруживается в вопросе о реальности бессознательного. Предметное использование этого термина предполагает существование конкретной области, границы которой можно очертить. Топическое разделение как раз и проистекает из этого пространственного представления. Но где эта область и что она собой представляет? Фрейд неоднократно говорит, что бессознательное не следует понимать анатомически, нельзя указать его нахождение в каком-то месте организма. Оппоненты Фрейда из числа медиков и философов упрекали его, говоря, что «бессознательно душевное есть нелепица» (XII, 103), то есть с точки зрения рационального осмысления бессознательное не существует, ибо не может быть установлено вещественно. Поэтому наука не может оперировать понятием бессознательного, из-за чего ему до сих пор не нашлось места в области естествознания. В этом одна из немаловажных причин того, что за психоанализом и поныне не признан статус естественной науки. Можно было бы попытаться рассмотреть понятие бессознательного в рамках научно-теоретических представлений о конструкте, то есть исследование проводят таким образом, что допускают существование бессознательного, даже если для этого допущения нет поначалу никакого научного обоснования; преимущество здесь состоит в том, что это позволяет понять явления, которые в противном случае адекватно описать было бы невозможно. Однако и здесь научный метод предписывает, чтобы по крайней мере крут явлений, входящих в понятие конструкта, был бы научно объективирован. Но в случае фрейдовских определений невозможно даже это. Получается так, что Фрейд противоречит сам себе и в области естественной науки. Он считает современную науку единственно возможным путем изучения мира, однако в свое понятие бессознательного сам включает феномены, не подлежащие изучению методами точной науки.

Еще с одной трудностью мы столкнемся, когда обратим внимание на многозначность понятия бессознательного. Вот лишь некоторые встречающиеся у Фрейда значения:

1) бессознательное как психическое проявление влечений (Оно);

2) бессознательное как энергетический источник душевной жизни;

3) бессознательное как вытесненное в течение жизни (инфантильное);

4) бессознательное как особый принцип работы души (первичный процесс);

5) бессознательное в смысле частей Я и Сверх-Я (Я-идеал);

6) бессознательное как архаическое наследие;

7) бессознательное как антоним сознания.

Из-за множества значений, отчасти неоднородных, термин чересчур перегружен и сбивает с толку.

Характерны проблемы, порожденные этим обстоятельством у последователей Фрейда. Здесь можно выделить три главных направления. В первом, классическом, понятие бессознательного употребляется без существенных изменений, в том же значении, что и самого Фрейда, и тем самым наследует всю его расплывчатость и противоречивость.

Второе направление более или менее отходит от Фрейда. Центральное понятие бессознательного при этом в немалой степени утрачивает свой смысл. Хотя сами феномены, послужившие поводом для создания термина, остаются в той или иной степени предметом исследования. А. Адлер считает бессознательное лишь уловкой души, позволяющей хранить порядок в душевном хозяйстве. Чувство неполноценности, занимающее в его работах центральное место, компенсируется в жизни человека различными способами. Больной обладает неосознанной способностью выражать исконное переживание неполноценности, нередко в утонченной форме, претворять его в стремление к власти и превосходству. К. Хорни видит центральную проблему в тревоге и в защите от тревоги. Приемы и уловки избегания тревоги, принимающие подчас форму черт характера, опять-таки являются бессознательными. В трудах Э. Фромма на первом месте стоит способность человека к развитию. Он видит в бессознательном некое стремление как можно полнее раскрыть свои творческие задатки — тенденцию, заметную и в истории человечества. Этой тенденции к самораскрытию противостоит обратный позыв — стремление влиться в такие институты, как семья, клан, государство, зависеть от них. Человек испытывает страх перед свободой. Всевозможные окольные пути, которыми человек идет, чтобы избежать освобождения и самораскрытия, отражаются в разнообразных стереотипах поведения и типах характера. В них опять-таки присутствует элемент бессознательного. Человек ведет себя по определенной схеме, о которой, по сути дела, ничего не знает. X. Шульц-Хенке отказался от понятия бессознательного из-за его неоднозначности и ненаучности, но, поскольку отмахнуться от явлений бессознательного он также не может, вместо известных значений фрейдовского термина он использует понятие торможения, которое в силу своей определенности является, на его взгляд, более четким.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...