Подход глубинной психологии состоит в том, чтобы судить о поведении исходя из психодинамики личности, поступающей тем или иным образом.

Поэтому было бы естественным исследовать эту личную позицию на конкретном примере. Анализ содержания литературного произведения, как показал сам Фрейд на примере романа Вильгельма Йенсена «Градива», — законный путь к объяснению сознательных и бессознательных мотиваций автора. Поэтому для этой цели мы попытались использовать примеры острот, приводимых Фрейдом в его книге. В общей сложности там фигурирует полторы сотни примеров, причем источник указан далеко не для всех. Два основных автора, на которых он опирается, — Гейне и Лихтенберг. Цитаты из Шекспира, хотя и приводятся относительно часто, не являются все же примерами острот в строгом смысле слова. Нестрой, как ни странно, цитируется лишь единожды. Марк Твен также обсуждается без примеров (как защиты от чувства жалости). Основная часть приведенных острот, очевидно, взята Фрейдом из материала, который он специально собирал в повседневной жизни и используя имевшиеся в его распоряжении информационные возможности. В основе приведенных примеров явно лежит отбор — осознанный или бессознательный.

В отношении механизмов острот обнаружена следующая частотность: сгущение — 10, модификации сгущения (например, намек) — 5; остроты, основанные на созвучии слов, и многократное употребление слова или материала — 5; модификационные остроты — 5; игра слов с двойным смыслом, а также употребление пустых слов и оборотов — 17; пошлые остроты — 7; смещение — 14; ошибки мышления и бессмыслица — 10; двойной смысл с намеками — 20. Так называемые невинные шутки употреблены десять раз; обращает на себя внимание, что для четырех форм тенденциозных шуток (агрессивно-враждебных, откровенно-скабрезных, цинично-глумливых и скептических) приводится лишь небольшое количество примеров, которые современный читатель скорее воспринимает как дружелюбные. Это, разумеется, можно объяснить духом того времени: люди наших дней привыкли к более крепким шуткам, чем те, которые были приняты в 1905 году. Однако из других подборок острот мы видим, что уже в конце XIX столетия в ходу были остроты куда злее тех, что приводит Фрейд. Череду примеров венчают шутки и простодушные остроты, среди которых встречаются и детские шутки — неожиданно для Фрейда, регулярно повторявшего, что у детей чувства юмора нет.

По другой классификации, очень широко представлен юмор еврейский (20), затем изобласти французского языка (10), английского (6) и итальянского (4). Остальные примеры взяты из немецкой культуры, причем специфически еврейскими можно определенно назвать лишь те остроты, которые отмечены как еврейские в тексте. К категории еврейских острот не отнесены довольно многочисленные остроты авторов-евреев, которые не относятся однозначно к стереотипу еврейских качеств.

С точки зрения содержания очень много острот взято из литературы; в остальном широко представлены все сферы жизни. Относительно часто встречаются остроты на темы медицины и университетской жизни, а также касающиеся императорской фамилии. Обращает на себя внимание то, что скабрезная острота в узком смысле слова вообще не иллюстрируется примерами, а острот сексуального содержания в общей сложности дано лишь восемь примеров, причем все они явно относятся к числу совершенно невинных даже для того времени.

Современного читателя больше всего поразит то, что Фрейд не разглядел и не предугадал ростков так называемого черного юмора — юмора особого, агрессивно-разрушительного типа, впервые возникшего лишь около 1920 года и используемого в качестве художественного приема главным образом в искусстве маньеризма и абсурда.

Этот обзор отчетливо показывает, что Фрейд произвел отбор примеров, прибегнув к своим обширным знаниям литературы на разных языках, а также к беседам и случайным источникам. Пристрастие Фрейда к выдержкам из Гейне и Лихтенберга явно свидетельствует о склонности к интеллектуальной иронии как ведущей черте его понимания юмора. Очень ярко проявляются и такие особенности Фрейда, как увлечение словами с неоднозначным смыслом, любовь к созвучиям и игре слов. Видна также связь юмора с формами первичного процесса (сгущением, слиянием, смещением и унификацией), о которых он уже знал из работы сновидений. Непосредственная агрессия и непристойность лежат за пределами его сознательного круга интересов.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Последователи Фрейда
...