В литературе описаны, однако, и другие виды сновидений, которым может придаваться особая, общая роль или значение. Они отличаются либо своим типичным проявлением, либо тем, что они, по всей видимости, не имеют характера исполнения желания.

О типичных сновидениях, то есть о таких сновидениях, которые постоянно снятся многим людям и мало чем друг от друга отличаются, Фрейд говорит, что в большинстве случаев они повторяют впечатления детства, относящиеся к подвижным играм с соответствующим характером удовольствия. В качестве примеров можно назвать сны о полете, падении или ощущении головокружения. Как и в изображении через символы, также касающихся телесного, сновидцу не удается верно подобрать ассоциации к этим сновидениям, источники которых у всех людей, очевидно, одинаковы и соответствуют инфантильной сексуальности. К подобным базальным переживаниям можно свести также и сновидения о наготе. Сны о смерти любимых родственников, которые тоже возникают очень часто и в типичной форме, указывают без особого искажения на, несомненно, когда-то имевшееся, но вытесненное желание. Фрейд полагает, что такие сновидения могут иногда без больших препятствий проходить цензуру, поскольку «мало ли что нам только ни придет на ум во сне» (И/Ш, 273), цензура же, так сказать, для этого не вооружена. Это объяснение Фрейда не вполне убедительно, более убедительным является другое, что этому вытесненному желанию довольно часто противостоит остаток дня — например, в форме заботы о дорогом нам человеке (Freud 1900).

Сновидения Фрейда часто выявляют его реакцию на смерть ряда людей, особенно на смерть его отца, которая сыграла роль катализатора в развитии его идеи об эдиповом комплексе. Фрейд распознал в них угрызения совести человека, пережившего другого, и, как уже говорилось, роль амбивалентности во всех отношениях, которая выражается также и в снах о смерти любимых людей.

В сновидениях об экзамене, которые постоянно снятся многим людям, Фрейд обнаружил, что они никогда не снились тем, кто потерпел на экзамене неудачу, Поскольку они часто являлись тогда, когда на следующий день человеку предстоял экзамен или испытание, можно предположить, что их функция исполнения желания одновременно состояла в предвосхищении события (там же).

Если сущностью сновидения является исполнение желания, то этому определению все же противоречат некоторые сновидения, в которых эта функция, по-видимому, отсутствует. Фрейд обсуждает в этой связи сны о наказании, сны, противоречащие желанию, сновидения страха, а также сновидения при травматических неврозах.

Сновидениями, противоречащими желанию, Фрейд называет такие, которые всякий раз возникают во время анализа, когда «пациент выказывает мне сопротивление, и я могу с большой уверенностью рассчитывать на то, что вызову такое сновидение, изложив больному свое учение, что сновидение представляет собой исполнение желания» (И/Ш, 163). Тем самым Фрейд показывает, что исполнение желания состоит в том, чтобы бессознательно противоречить терапевту в его научном воззрении, и что такие сновидения, следовательно, не противоречат теории об исполняющем желание характере сновидения.

В работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920) Фрейд говорит, что существуют вещи, стоящие «по ту сторону» принципа удовольствия. В качестве доказательства он приводит посттравматическое сновидение, о котором говорит: «Жизнь во сне травматического невроза демонстрирует тот характер, что она снова и снова возвращает больного к ситуации его несчастного случая, от которой он каждый раз в страхе просыпается» (XIII, 10). В этой категории сновидений речь всегда идет о повторяющихся снах, содержание которых выявляет все вариации самих травматических ситуаций, а также предшествующих этой травме событий. Фрейд полагал, что эти сновидения, вызывая страх, отсутствие которого стало причиной травматической ситуации, пытаются задним числом справиться с ее раздражителем. Следовательно, страх в них является не реакцией на определенное желание, а чем-то созданным Я сновидца. Шур (Schur 1966) критически отнесся к тезису Фрейда. Если Фрейд полагал, что в силу вышесказанного эти сны подчиняются не принципу удовольствия—неудовольствия, а принципу навязчивого повторения, то Шур утверждает, что повторение травматических событий в сновидениях — несмотря на удовлетворение определенных дериватов Оно и требований Сверх-Я — представляет собой бессознательное желание Я аннулировать травматическую ситуацию. Возникающий страх является реакцией Я на угрозу, которая не отличается от реакции на прочие вызывающие страх сновидения, в которых желание репрезентирует недозволенное требование со стороны влечения.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...