При комплексности раскрытия общего мотивационного потенциала не удивительно, что в отдельных случаях более зрелые виды деятельности сосуществуют с остатками инфантильного поведения. Так, еще в 1916 году Абрахам описал «наряду с небольшим количеством ярких случаев гораздо большее число людей, которым постоянно приходится отдавать определенную дань зоне своего рта, но это не приводит у них к образованию тяжелых невротических симптомов. Такие люди, к примеру, умелы и продуктивны в своей работе — они способны с успехом сублимировать часть своего либидо, — однако их аутоэротизм предписывает им условия, от выполнения которых зависят их достижения. Подобным же образом некоторые люди лишь тогда способны интенсивно о чем-то думать, если при этом держат палец во рту, кусают ногти или грызут ручку. Другие же при интенсивной работе должны кусать губы или их облизывать. Их аутоэротизм позволяет им непрерывно выполнять работу только тогда, когда они одновременно получают определенную степень удовлетворения» (Abraham 1916, 103).

А. Балинт изучал связь между аутоэротическими и объектными действиями и их взаимной обусловленностью: «Мы знаем, что аутоэротика изначальна. Ее важнейшим признаком с точки зрения адаптации к реальности является в значительной степени независимость от внешнего мира. Ребенку нет нужды обучаться ауто-эротическим действиям и для их осуществления не требуется содействие со стороны окружения; хотя они могут быть нарушены или затруднены извне. Но они не являются независимыми от внутренних процессов. Как известно, отдельные аутоэротические действия могут заменять друг друга, если по какой-либо причине тот или иной способ отвода становится невозможным. Также и прекращение инстинктивной взаимонаправленности матери и ребенка влияет на аутоэротичес-кую функцию. Более того, можно даже сказать, что только здесь впервые проявляется ее психологическая действенность. В последующий период, когда относительно сильно ощущается недостаток любви, аутоэротика приобретает значение замещающего удовлетворения. Таким образом она становится биологической основой вторичного нарциссизма, психологической предпосылкой которого является идентификация с вероломным объектом. Чем раньше исчезает гармония младенческой жизни, тем раньше аутоэротика приобретает эту роль в душевной жизни человека. Вопреки мнению многих психоаналитиков, я не думаю, что здесь речь идет о регрессии на аутоэротическую стадию, но дело представляется мне таким образом, что аутоэротика и архаическая связанность с матерью одновременно являются существующими рядом друг с другом, друг друга уравновешивающими и тем не менее изначально разными факторами, отличие которых становится очевидным только при нарушении исходной гармонии. Поэтому, на мой взгляд, не существует такой фазы в жизни, где царила бы исключительно аутоэротика. Если необходимая степень удовлетворения со стороны объектного мира не достигается, человеку в качестве механизма утешения приходит на помощь аутоэротика. Если же лишения не столь велики, то все происходит без слишком большого шума. Однако перегрузка аутоэротической функции тотчас дает о себе знать в болезненных явлениях: аутоэротическая деятельность перерождается в манию. Но и наоборот, мы можем наблюдать, что чересчур успешное воспитательное подавление аутоэротики имеет следствием перегрузку объектных отношений, которая чаще всего выражается в ненормальной несамостоятельности и болезненной привязанности к матери или другому человеку, ухаживающему за ребенком. Умеренное сдерживание аутоэротики, напротив, укрепляет объектные отношения до желательной с позиций воспитания степени. По-видимому, для каждой возрастной ступни имеется оптимальное соотношение между аутоэротикой и связанностью с объектом. Это равновесие хотя и является эластичным — поэтому лишения с одной стороны компенсируется удовлетворением с другой, — но не сверх определенной меры. Это обстоятельство обеспечивает развитие чувства реальности в эмоциональной жизни. Ибо без тяжкого ущерба для себя человек не может отказаться от любви к объекту» (Balint 1962, 493).

Если Абрахам рассматривал аутоэротическую активность в зрелом возрасте преимущественно в смысле замещающего удовлетворения, то А. Балинт наряду с обращением к старому механизму утешения указывает также на важность обособления объекта. Это воззрение проистекает из более сильного акцента на развитии Я (психологии Я). Его наметки можно обнаружить уже в ранних психоаналитических публикациях.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...