В отличие от державшегося под замком «Проекта психологии», ранние работы Фрейда по психоанализу посвящены сугубо клиническим вопросам: речь в них идет не о теоретических обобщениях, а об объяснении и лечении отклонений. «Психоаналитическая терапия . возможна лишь тогда, когда больной находится в нормальном психическом состоянии, позволяющем совладать с патологическим материалом» (I, 513). Таким образом, понятие Я у Фрейда практически идентично нормальному психическому состоянию. Уже в «Очерках об истерии» (1895а) говорится, что «нормальная личность» вновь берет власть в свои руки (I, 96), или наоборот — «гипноидное сознание» «завладело всем существом» (I, 95), причем все это в контексте, где в остальных случаях употребляется термин «Я». Это словоупотребление совпадает вначале с общепринятым, без четкого разграничения Я и личности, и опирается прежде всего на работы Жане, сводившего истерию к психической неполноценности, следствием которой является распад Я и возникновение вторичных личностей (I, 161), и называвшего нормальное состояние «первичным Я» (I, 148). Вместе с тем для Фрейда Я не есть просто синоним личности или нормального состояния. Скорее это понятие относится к теории, которая, с одной стороны, включает в себя элементы модели, изложенной в «Проекте», а с другой стороны, содержит основные положения последующего учения о защите.

Отправной точкой фрейдовского учения об истерии и неврозах является мысль о том, что невыносимое неприятное или болезненное представление исторгается из общего контекста личности, но при этом энергия его переживания не исчезает, а образует ядро группы родственных представлений и тем самым — автономной вторичной структуры (см. также статью А. Грина). Эти две противоположные части личности Фрейд назвал «психическими группами» (I, 96), трактовка которых отчетливо напоминает модель «Проекта», где Я определялось как группа постоянно задействованных нейронов, только вместо понятия «нейроны» теперь вводится понятие «представления». Идея группировки не была плодом теоретизирований, ее подсказали наблюдения: Фрейд увидел, что пациенты в контексте своего симптома никогда не вспоминают о каком-нибудь одном событии, а словно присоединяют к нему целый ряд событий, относящихся к совсем иному времени, но обладающих сходными или дополняющими друг друга признаками, каковые и вызывают определенный аффект (I, 109). Что еще напоминает текст «Проекта», так это эпитет «невыносимый», постоянно используемый для характеристики отношений между двумя группами и описывающий невозможность ассимиляции скорее физиологически, чем психологически: «Неизбежным условием возникновения истерии оказываются отношения невыносимости, складывающиеся между Я и обращенным к нему представлением» (I, 181). В другом месте говорится: «К больным, прошедшим у меня анализ, психическое здоровье возвращалось как только спадала невыносимость в сфере их представлений» (I, 61).

И все же, несмотря на эти созвучия с «Проектом», нельзя не видеть, что концепция Я является теперь чисто психологической, в центре ее стоит понятие защиты, заимствованное из врачебной лексики. Отношение Фрейда к абстрактным понятиям хорошо видно из следующего отрывка:

«Когда при первой встрече я расспрашивал моих пациентов, помнят ли они, что послужило поводом первого появления данного симптома, то одни говорили, ■ что ничего не знают, другие приводили некое, по их словам, смутное воспоминание, и не могли сдвинуться дальше. Когда же я, по примеру Бернгейма . заставлял их припомнить якобы забытые впечатления . то одним все же что-то приходило в голову, а у других воспоминание ухватывалось за следующий кусок . Благодаря таким наблюдениям у меня сложилось впечатление, что с помощью простого давления и в самом деле можно раскрыть несомненно существующие ряды патогенных представлений, а поскольку это давление стоило мне усилий, то напрашивалось объяснение, что я был вынужден преодолевать сопротивление, и этот факт сразу же превратился в теорию: своей психической работой я должен преодолевать психическую энергию моих пациентов, оказывавшую сопротивление осознанию (припоминанию) патогенных представлений (курсив Г. Я.). Так я впервые пришел к пониманию того, что, вероятно, та же психическая энергия, которая содействовала появлению истерического симптома, препятствовала затем осознанию патогенного представления . Б целом они носили неприятный характер, как раз такой, чтобы вызывать аффекты стыда, угрызений совести, душевных страданий, ощущение ущербности, то есть всего того, что лучше было бы забыть и не переживать заново. Из всего этого сама собой возникла мысль о защите» (курсив Г. Я.) (I, 267-269).

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...