Здесь можно отчетливо увидеть, как наблюдения, ощущения собственных усилий (контрперенос!), количественные представления и качественное понимание сливаются в рамках единой теории. В противовес признанным в то время теориям истерии или неврозов в целом, многое объяснявших вырождением, Фрейд развивает свой подход на основе личного опыта и говорит о невротической дезорганизации не как о чем-то данном, а как о состоянии, к которому личность больного стремится и достигает его, пусть даже и за счет перверсии воли (I, 11), то есть как о состоянии мотивированном. Мотивы защиты не особенно занимают Фрейда: с него довольно, что они есть. Защита в его понимании — «оборонительное сооружение», «которым наделено Я» (I, 181). Признавая, что она нередко представляет собой целесообразный выход, он тем не менее считает ее актом «моральной трусости»: он бы предпочел «побольше морального мужества» (I, 182). Эта оценка, вкупе с непреклонностью и упорством, с которыми больного заставляют припоминать и высказывать все мысли (например: I, 270, 281), вносит в лечение нечто абсолютное, обязательное, стоящее как бы над теорией: «Настаиваешь, повторяешь нажим, прикидываешься непогрешимым (курсив Г. Я.), до тех пор пока действительно чего-нибудь не услышишь» (I, 281). Именно эта неуступчивость обеспечивает больному союз со всесильной инстанцией вне его самого и приучает его к мысли, что его Я способно выйти за свои пределы и в конце концов исцелиться. Фрейд полностью сознавал это взаимодействие. Прием давления он называет «уловкой, чтобы на какое-то время ошеломить защищающееся Я» (I, 280). Вот как захватывающе изображает он борьбу с сопротивлением:

«Прежде всего нужно сказать, что психическое сопротивление, особенно если оно сложилось рке давно, можно устранить лишь медленно и постепенно, что требует большого терпения. В дальнейшем можно рассчитывать на любопытство, которое вскоре начинает пробуждаться у больного. Просвещая его, рассказывая об удивительном мире психических процессов, в который ты сам можешь попасть лишь благодаря подобным анализам, ты делаешь его своим помощником, и он начинает рассматривать сам себя с любопытством исследователя, подавляя таким образом сопротивление, опирающееся на аффективный базис. И наконец — а это мощнейший рычаг — как только мотивы лишатся своей защиты, надо попытаться развенчать их или заместить более сильными .» (I, 285). «Важно полностью уяснить для себя: когда больной впервые освобождается от истерического симптома, воспроизводя вызывающие его патогенные впечатления и переживая аффект вовне, то задача врача в том только и состоит, чтобы подвигнуть его к этому, и если врач однажды этого добился, ему больше нечего подправлять или устранять» (I, 286).

Пожалуй, этот образ действий уже тогда был слишком знаком и ясен Фрейду, чтобы не попытаться теоретически осмыслить его. Однако, не уставая со всей ясностью и прямотой подчеркивать, что сопротивление воспоминаниям есть ни что иное как та самая сила, которая в свое время привела к вытеснению (то есть к выведению из сознания), он даже не пытается объяснить или хотя бы ввести понятие когезионной энергии, в конечном счете позволяющей Я установить связь с вытесненным представлением, интегрировать его в мыслительный акт. Зато он подробно описывает последствия этой работы. В концепции Фрейда Я — это работающее, уравновешивающее Я.

«Между тем "отреагирование" — не единственный способ разрешения, которым располагает нормальный психический механизм здоровья после того как ему была нанесена душевная травма. Воспоминание об этом, даже если оно не было огреагировано, возникает в огромном комплексе ассоциаций, оно занимает тут место рядом с другими переживаниями, в том числе противоположного характера, корректируется другими представлениями. Например, после несчастного случая к воспоминанию об опасности и к (смягченному) повторному переживанию ужаса примешивается воспоминание о последующем спасении, сознание нынешней безопасности. Воспоминание об обиде корректируется упорядочиванием фактов, размышлениями о собственном достоинстве и так далее, и таким образом, ассоциативная работа позволяет нормальному человеку добиться устранения сопутствующего аффекта» (1,87—88).

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...