Ничего иного и не имеет в виду Фрейд, говоря, что, во-первых, «исходно, в самом начале душевной жизни, Я катектировано влечением» (X, 227), а во-вторых:

«Таким образом мы создаем представление об исходном либидинозном ка-тексисе Я, который затем передается объектам. Однако, в сущности он сохраняется и относится к объектным катексисам как тело протоплазматического организма к выпущенным ею псевдоподиям . В общем-то мы видим также противоречие между либидо Я и объектным либидо. Чем больше потребляется одно, тем больше скудеет другое . И, наконец, относительно разделения психических энергий мы заключаем, что вначале, в состоянии нарциссизма, они являются слитыми и неразличимыми для нашего грубого анализа, и только с катексисом объекта становится возможным отделить сексуальную энергию, либидо, от энергии влечений Я» (X, 141).

Термин «катексио, которым доселе называли лишь захват объекта субъектом, описывает здесь еще и состояние фиксации либидо на самом себе. Такое совпадение субъекта и объекта Фрейд подчеркивает также замечанием о неразделенности психических энергий в состоянии нарциссизма. Вольфганг Лох в своей работе «Мысли о "предмете", целях и методах психоанализа» (Loch 1971) подчеркивает, что уже в «Проекте» Фрейд постулирует это единство направленности на объект и на самого себя в качестве основы последующих действий Я (защиты, мыслительной деятельности и т.д.), и предлагает называть такое свойственное первичному нарциссизму сим-биотическое единство субъекта и объекта «Пред-Я». Мы не станем пользоваться здесь этим термином, поскольку наша задача — не методическая дифференциация, а выработка, зная разные грани Я, целостного о нем представления.

Образ протоплазматического организма неоднозначен: его можно понимать конкретно, в значении резервуара (V, 118 и далее), но с другой стороны, он подчеркивает, что границы этой структуры, ее объем и форма крайне изменчивы. Это непостоянство границ теперь и в самом деле является основной чертой нового понятия Я. Противопоставление Я объекту отнюдь не то же самое, что противопоставление своего тела чужому или индивида внешнему миру; границы Я могут порой выходить за границы тела.

Это отношение, в общих чертах проступающее уже в сновидении, впервые становится явным в бредовых образах параноиков, которые воспринимают свои собственные мысли как голоса, звучащие вне их самих. Имея в виду неспособность маниакальных больных воспринимать что-либо из окружающего мира, не привязывая этого к себе, Фрейд говорит о разрастании Я вследствие отступления либидо от объектов и его перетекания в Я, что и является причиной исчезновения мира. Он, кроме того, замечает, что тот же самый феномен гибели мира (X, 141) может возникнуть из-за оскудения Я. Будь то разрастание или оскудение, Я и мир больше не противостоят друг другу, а совпадают или распадаются.

Исходя из этих явлений, Фрейд заключает, что и в нормальном развитии должно иметься раннее состояние, где Я, объединяя в себе оба вида катексиса, не делает различия между собой и другим человеком. Словом, первично-нарциссичес-ки катектированное Я должно представлять собой не отдельного индивида, а единство матери и ребенка, — идея, которая в дальнейшем была разработана другими аналитиками, прежде всего Балинтом и Винникоттом. Сам Фрейд так и не решился прямо сформулировать это и принять такой подход, хоть был и не чужд этого взгляда, как свидетельствуют некоторые его замечания, сделанные, что характерно, в основном в виде ремарок:

«Более тою, нарциссическая первозданность и не могла бы развиться, если бы каждое отдельное существо не прошло через стадию беспомощности и опеки, когда его настоятельные потребности удовлетворялись за счет участия извне .» (X, 227).

В «Формулировках двух принципов психического события» (1911) Фрейд замечает:

«Справедливо будет возразить, что такая организация, которая предается принципу удовольствия и пренебрегает реалиями внешнего мира, не смогла бы просуществовать даже короткое время, а значит вообще не могла бы возникнуть. Мы, однако, вправе использовать такую модель с той оговоркой, что младенец, стоит лишь дать ему материнскую заботу, по сути дела реализует подобную психическую систему . Прекрасным примером закрытой от раздражений внешнего мира психической системы, которая способна сама аутически удовлетворять . свои потребности в пище, является птенец, заключенный вместе с запасом корма в скорлупу, забота матери о котором ограничивается лишь согреванием» (VIII, 232).

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Последователи Фрейда
...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...