Очерк «Я и Оно» (1923) начинается с замечания Фрейда, что в нем развиваются идеи, которые были намечены в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920) (XIII, 237). В «Новом цикле лекций по введению в психоанализ» (1932) он еще раз подчеркивает, что исходный пункт к пересмотру учения об инстинктах, то есть гипотезы об агрессивном влечении, был тот же самый, что привел и к новой формулировке отношений между Я и бессознательным, а именно «впечатление из аналитической работы, что пациент, который оказывает сопротивление, об этом сопротивлении часто ничего не знает. Однако он не осознает в себе не только факт сопротивления, но и мотивы его» (XV, 115).

В «Я и Оно» Фрейд подробнейшим образом излагает причину пересмотра своей теории. Еще раз подробно остановившись на понятиях «сознательного, пред-сознательного и бессознательного», он указывает на не учтенную в этой системе проблему:

«Мы создали себе представление о связной организации душевных процессов в личности и называем эту организацию Я личности. Это Я связано с сознанием, оно владеет подступами к системе подвижности, то есть к отводу возбркдений во внешний мир. Это та душевная инстанция, которая контролирует все частные процессы, которая ночью отходит ко сну и все же руководит цензурой сновидений. От этого Я исходит также вытеснение . Во время анализа мы наблюдаем, как больной, если ему ставятся известные задачи, испытывает затруднения; его ассоциации, стоит им только приблизиться к вытесненному, застопориваются. Тогда мы ему говорим, что он находится во власти сопротивления, но сам о нем ничего не знает, и даже в том случае, когда, испытывая неприятные чувства, он должен догадаться, что в нем действует сопротивление, он все равно не может ни назвать, ни указать его. Но поскольку это сопротивление явно исходит из его Я и принадлежит последнему, то мы оказываемся в непредвиденной ситуации. Мы обнаружили в самом Я нечто такое, что тоже является бессознательным и ведет себя подобно вытесненному, то есть оказывает сильное воздействие, не становясь сознательным, и для осознания чего требуется особая работа Исходя из наших представлений о структурных соотношениях душевной жизни, вместо этого противопоставления (то есть сознательного и бессознательного — Г. Я.) мы должны ввести другое: противопоставление между связным Я и отколовшимся от него вытесненным» (XIII, 243—244).

До сих пор противопоставление во многом похоже на то, с которым мы познакомились в ранних трудах Фрейда, посвященных учению о неврозах. Также и там связное Я противопоставлялось отщепленному и расщепленному вытесненному, также и там сопротивление устанавливало различные межевые знаки для того и другого. Однако прежде главным образом имелись в виду общепонятные сопротивления: чувство стыда, опасения, неловкость и т.п. Предлагая новое противопоставление, Фрейд исходит из бессознательного сопротивления, то есть из чего-то первично непонятного и сокрытого, о котором можно сделать вывод только по его воздействиям. Таким образом, Я в этой концепции является скрытым отчасти от себя самого, более того, оно действует даже вопреки собственным сознательным устремлениям. Здесь, правда, еще сохраняется указанное нами противоречие, но уже вне связи с объектом. Фрейд скорее подчеркивает, что благодаря такой констатации характер бессознательного приобретает многозначное качество, которым, однако, не следует пренебрегать (XIII, 245).

Для более подробной характеристики Я Фрейд исходит из представления о сознании как границе между внутренним и внешним (XIII, 23), поверхностном слое душевного аппарата (XIII, 246). Сознательными, по Фрейду, являются в первую очередь чувственные восприятия, приходящие извне, затем также ощущения и чувства, возникающие в ответ на раздражители, приходящие изнутри, из тела. Внутри-психические процессы, например, мыслительные, осознаются лишь благодаря посредничеству речи, «связи с соответствующими словесными представлениями» (XIII, 247). «Сознательным может быть только то, что когда-то рке было сз восприятием, и что, помимо чувств изнутри, желает стать сознательным; оно должно сделать попытку превратиться во внешние восприятия. Это становится возможным благодаря следам воспоминаний» (XIII, 247). Я, следовательно, обладает знанием о внутрипси-ческих процессах: актуально — благодаря собственной организации, исторически — благодаря посредничеству других. То, что речь идет о человеческом, культурно обусловленном посредничестве, скрывается в этом контексте за общим понятием «внешние восприятия». Между тем нарциссический объект, который прежде изображался либо в качестве человека, заботящегося о ребенке, либо внешнего мира в целом, исчез, Я из объекта превратилось в некий орган.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...