Для внутрипсихического, противостоящего этому Я, понятие вытесненного стало слишком узким. Вслед за Гроддеком (Groddeck 1923), необычайно ярко и образно изобразившим разумно-бездумное всемогущество бессознательного, отныне Фрейд называет эту не относящуюся к Я часть Оно.

«Теперь индивид для нас есть психическое Оно, непознанное и бессознательное, на поверхности которого покоится Я, развившееся из системы В как ядра . Я не отделено строго от Оно и внизу с ним сливается» (XIII, 251).

Создается впечатление, что Оно заняло место субъекта. Оно образует ядро нашей личности (XVII, 128), воспринимает исходящие от тела инстинктивные потребности (XV, 80), с необычайной остротой ощущает напряжения, вызванные потребностями, а также их изменения и стремится отвести энергию влечений и их удовлетворить. Но прежде всего Оно определяется как огромный резервуар для либидо, и тем самым теория нарциссизма претерпевает коренное изменение. Все либидинозные катексисы исходят отныне из Оно. Первично они направлены на объекты и только вторично, при вынужденном отступлении либидо, — на Я. Тем самым Я выступает по отношению к Оно в качестве объекта, точнее сказать, замещающего объекта (вторичный нарциссизм). Полярность Я и объекта превратилась в результате в напряженные отношения между Я, Оно и внешним миром.

Если Я выступает в них до сих пор чуть ли не исполнительным органом Оно, то монополия на эту функцию обеспечивает ему господствующее положение в таких отношениях. Это проявляется уже в самом названии: «Оно» должно выражать «основное свойство этой душевной провинции, ее чуждость Я» (XV, 79). Без собственного доступа к внешнему миру и сознанию Оно можно описать лишь негативно, со стороны Я, в качестве его антипода. Только Я является инстанцией, которая владеет доступом к подвижности и тем самым контролирует поведение, отстаивает требования реальности, обеспечивает дальнейшее существование индивида и не в последнюю очередь является местом страха и центром защиты (ср.: А. Freud 1936). Стараясь привлечь к себе направленную на объекты инстинктивную энергию Оно, Я словно лишает ее сексуального характера и вместе с тем несвязанности, либидо десексуализируется (XIII, 258) и устремляется на новые цели. То есть можно с равным правом сказать, что Я является исполнительным органом Оно, и наоборот, что Я властвует над Оно; Фрейд использовал для этого образ «коня и всадника» (XIII, 253) или конституционной монархии. При этом следует иметь в виду, что такие отношения подчинения или господства вытекают из рассмотрения конфликтной ситуации; там, где ее нет, или там, где она не является острой, ощутимой разницы между Я и Оно не существует.

Я как центр восприятия и управления на границе между Оно и внешним миром является, по сути, психическим репрезентантом тела (и обладает здесь известной независимостью от Оно — мысль, которую Хайнц Гартманн развивает до эксплицитной гипотезы о первичной автономии Я), которое может восприниматься как принадлежность и личности, и внешнего мира.

«Собственное тело и прежде всего его поверхность является местом, из которого могут исходить одновременно внешние и внутренние восприятия. Оно воспринимается как другой объект, но оно дает органам чувств ощущения двоякого рода (курсив Г. Я.), одни из которых могут быть приравнены внутреннему восприятию . Также и боль при этом, похоже, играет определенную роль, а то, каким образом при сопровождающихся болью заболеваниях человек получает знание о своих органах, является, пожалуй, прототипом того, как вообще возникает представление о собственном теле» (XIII, 253).

В другом месте (XIV, 204; ср. также: Freud 1914a) Фрейд говорит о боли, что она приводит к нарциссическому катексису причиняющей боль части тела, то есть ведет от объекта к собственному телу. Если учесть важную роль, которую во «влечениях и судьбах влечения» тела играл внешний мир в виде неудовольствия и боли в формировании реального Я и разделении первичного единства субъекта, то тогда становится ясным, что эта новая теория делает акцент уже не на единстве и взаимозаменяемости, а скорее на разделении субъекта и объекта и представляет собой теорию автономии индивида, ее условий и препятствий. Это согласуется с целью терапии, «которая должна обеспечить Я поступательное завоевание Оно» (XIII, 286). Изменение направления взора означает здесь одновременно новое распределение отношений: прежние позиции субъекта и объекта нельзя перекрыть позициями Я и Оно; отношения усложняются далее введением третьей инстанции, Сверх-Я.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...