Мы увидели ограничения, присущие этой модели. Поскольку она приложима к относительно дифференцированному и сепарированному Я, а также к фазе относительно высокоорганизованного и интегрированного сексуального развития, рассмотрение с этой отправной точки обнаруживает, естественно, область не- или антиорганизованного. Но так как эта отправная точка вводится в качестве исходного пункта в развитии Я, индивидуальном душевном развитии в целом, все уже данное здесь следует перенести с онтогенеза на филогенез (XIII, 267), с психологии на биологию, хотя онтогенетическое развитие по-прежнему доступно психологическому анализу. Это относится к концепции влечения к смерти (Freud. 1920), с одной стороны, и к проблеме бессознательного чувства вины — с другой, возникновение которого Фрейд тщетно пытается объяснить каким-то образом унаследованным доисторическим событием, убийством отца (Freud 1930).

С другой стороны, выбор эдипова комплекса (см. статьи А. Холдера и Г. Штольце) в качестве отправной точки для этой модели отнюдь не является произвольным, он вполне обоснован его огромным значением прежде всего для неврозов переноса, классической и наиболее разработанной области психоанализа. Отделение Оно и Сверх-Я от Я расширяет генетический и динамически-экономический подходы до структурного, то есть до подхода, который делает очевидным, что развитие индивида несет на себе печать не только прежних отношений и судеб, но и то, что его актуальное поведение представляет собой постоянную компенсацию и примирение конфликтов. «Делает очевидным» означает здесь, что анализу подвергается каждая отдельная черта характера, каждый отдельный способ поведения, каждое индивидуальное качество. С этой моделью психоанализ из фазы великих открытий вступает в период систематических наблюдений, который начинается с первой фазы признания, распространения и институционализации психоанализа в двадцатые годы и продолжается в изгнании в Соединенных Штатах Америки в годы фашизма и холодной войны. Вряд ли эта модель смогла бы занять положение, чуть ли не равнозначное психоаналитической теории в целом, и закрепиться без основополагающих работ Хайнца Гартманна и прежде всего его эпохальной статьи «Психология Я и проблема приспособления» (Hartmann 1939).

Если структурная модель описывает отношения между Я, Оно и Сверх-Я, а предметом психологии Я является посредническая позиция Я между двумя последними, то Гартманн (см. статью Г. Ф. Вальдхорна в т. III) в указанной работе сразу делает акцент на отношении между Я и внешним миром, тогда как два других он считает заданными изначально и далее их не обсуждает. Отношение Я и внешнего мира он рассматривает с точки зрения приспособления. Приспособление означает при этом нечто большее, нежели процесс как аутопластической, так и аллопласти-ческой адаптации к окружению — помимо этого оно подразумевает принцип, согласно которому гармония между организмом и его окружением обеспечивается биологически (там же, 78). Этот принцип в качестве принципа реальности в широком смысле Гартманн противопоставляет фрейдовскому принципу реальности как более узкому и включает в него также принцип удовольствия и все устройства и процессы, которые без явно выраженного намерения индивида служат его сохранению или сохранению вида (пример: сильный нарциссический катексис пениса из-за его важности для сохранения вида; по Ференци).

Тем самым Гартманн расширяет специфически психоаналитическую территорию судеб конфликта, включив новое измерение, которое можно назвать чуть ли не телеологическим, — предназначение, а именно не только предназначение с позиций индивида, но и всеобъемлющего Общего. Предметом исследования становится теперь не только генез, но и в первую очередь функция определенного защитного механизма, черты характера или определенного способа поведения. Гартманн выступает не меньше чем за «расширение аналитической теории развития Я» (там же, 76). Это расширение относится прежде всего к включению Гартман-ном так называемых бесконфликтных сфер Я: если Фрейд в работе «Я и Оно» исходил из того, что Я образуется из Оно и в некотором роде должно отвоевывать у него территорию, то Гартманн указывает, что человек уже с самого рождения оснащен биологически и это биологическое оснащение не зависит от влечений и служит приспособлению, которое также относительно независимо от судеб отношений развивается в процессе биологического созревания; речь, в частности, идет о восприятии, моторике, памяти, функциях контроля и координации и, кроме того, всем том, что называют общей одаренностью. Эти первично автономные аппараты Я, если только они вторично не вовлечены в конфликты, с одной стороны, сексуализируются, а, с другой стороны, функции, первично возникающие из конфликтов влечений, в ходе развития приобретают определенную от них самостоятельность, принадлежат к бесконфликтным сферам и образуют отныне важную часть психологии Я.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Последователи Фрейда
...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...