В настоящее время объект рассматривается не просто как предмет для удовлетворения влечения, но и как предмет длительных отношений. Объект в свою очередь воздействует на Я. Различные его аспекты интернализируются в Я или Сверх-Я, превращаясь во внутренние объекты или репрезентанты объектов. Они имеют ин-трапсихическую стабилизирующую функцию: внутренний объект оберегает образ самого объекта (функция соотнесения), структурирует восприятие других объектов по типу основного образа (гироскопическая функция), способствует развитию самостоятельности личности через возможность постоянного внутреннего диалога (функция автономизации) (Stierlin 1971).

Аргеландер (Argelander 1971) поддерживает это разграничение. Он предлагает противопоставлять принцип удовольствия в узком смысле «принципу безопасности».

Чтобы избежать терминологической путаницы, не следует упускать из виду, что в каждом случае используются понятия, заимствованные из более поздних стадий развития. Так же как термин «полиморфно-первертированный», используемый для характеристики сексуальности маленького ребенка, не подразумевает перверсий в значении взрослого человека, так и понятия «первичного нарциссизма» или «первичной любви» могут лишь описать отношения, аналогичные более поздним феноменам нарциссизма или направленного на объект либидо. Если это прояснить, будет излишним (как это постоянно имеет место в литературе) оспаривать существование первичного нарциссизма на том основании, что нарциссизм по определению является либидинозной фиксацией на своей личности, а эмбрион и младенец личности еще не имеют. Это прекратит также и дискуссии по поводу противоречивых суждений Фрейда относительно локализации «резервуара либидо» (то ли в Я, то ли в Оно), поскольку на ранней стадии Я, или личности, еще не существует.

Фрейд (XIV, 422 и далее) причисляет к пер-вично-нарциссическим фантазиям также чувство безграничности и соединения со вселенной. Здесь, по-видимому, представления Фрейда и Балинта в значительной степени совпадают.

Травматические нарциссические обиды, как полагает Кохут, приводят ребенка к фантастическим идеализациям, которые настолько нереалистичны, что должны быть вытеснены из сознания или расщеплены, чтобы таким образом избежать коррекции в процессе развития. В процессе психоаналитической терапии лиц с нарциссическими нарушениями, переживание и поведение которых определяются подобными бессознательными инфантильными идеали-зациями, аналитик ведет себя как упомянутые родители, долгое время воздерживаясь от критики всплывающих при переносе идеализации и всемерно поощряя проявление их в сознании. Таким образом устраняются вытеснение или расщепление и становится возможной осторожная коррекция. В этом смысле такое внешне нереалистическое поведение вполне соответствует принципу реальности.

Под обретением идентичности в психоанализе понимается способность Я «признавать всю психическую организацию, несмотря на ее возрастающую структурированность, дифференци-рованность и сложность, как высокоиндивидуа-лизированное, но взаимосвязанное единство, которое на каждой ступени развития обладает определенной организацией и временным континуумом». Якобсон противопоставляет это определение во многом схожему, но более социально ориентированному определению Эриксона (Erikson 1964, 24 и далее; см.также: Erikson 1970).

Окнофил тоже обращается со своими объектами нарциссически. Балинт: «Цепляясь за объект, окнофил убеждается, что он и его объект по-прежнему неразделимы» (Balint 1959, 73).

Если нарциссический катексис ведет к маниакальному преувеличению личности и разрастанию до космических масштабов и размыванию контуров человеческих объектов, то, согласно Аргеландеру, агрессивный, или, выражаясь более общо, негативный, катексис личности и нарциссических объектов означает, пожалуй, угрожающее преувеличение и размывание человеческих объектов, которые представляются в образе армий, борющихся организаций, вплоть до стихийных сил, как-то: потоп, мировой пожар и т.п., или же в преуменьшениях (сказочные персонажи, Дюймовочка, карлики). Об этом пока известно мало (Argelander, личное сообщение).

В противоположность реальной или актуаль- I ной личности, которая отражает так или иначе фактическое состояние человека, идеальная личность есть форма репрезентации себя, которая сознательно и/или бессознательно сохраняется для воплощения в конкретной ситуации идеального состояния. Якобсон говорит о «желанном концепте себя» (Jacobson 1964). Идеальная личность соответствует нарциссическому «Я-идеалу» или «Я-идеалу», о котором в 1914 году говорил Фрейд (X, 160—161). Это понятие уже тогда, и особенно позднее, смешивалось с системой Сверх-Я/ Я-идеал. Значение идеальной личности выражено тезисом: то, что человек сейчас «проецирует как свой идеал, есть замена утраченного нарциссизма его детства, в котором он сам для себя был идеалом» (X, 161). (Подробнее см.: Sandler, Holder, Meers, 1963.) Идеальная личность, пожалуй, тождественна описанному Винникоттом «ядру личности, которое никогда не коммуницирует с миром воспринимаемых объектов» (Winnicott 1971). «Хотя и верно, что здоровые люди общаются друг с другом., однако столь же верно, что каждый индивид остается сепаратным, некоммуницирую-щим, навсегда неизвестным и фактически непонятым» (Schacht 1973,152).

Страницы: 1 2

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...