Эриксон в нескольких публикациях (Erikson 1937, 1946, 1968) представил схему, в которой соотнесены раннее развитие и последующее отношение человека к окружающему миру. Он говорит о новорожденном: «В этот момент он живет и любит ртом, а мать живет и любит грудью, а также всеми частями своего лица и тела, которые выражают ее готовность дать ребенку то, в чем он нуждается . Для младенца рот — центр первого общего знакомства с жизнью, а именно посредством поглощения» (Erikson 1968). Эриксон подчеркивает относительную пассивность этой ступени развития и указывает на то, что Абрахам связал вторую оральную стадию, на которой развивается кусание, с более активным «удерживанием» и «присвоением» в широком смысле. Эриксон критикует представление Фрейда, что оральная фаза в своей сути характеризуется зависимостью — к данной теме мы еще вернемся в этой главе. Эриксон предлагает характеризовать значение оральной фазы для дальнейшего развития личности термином «базальное доверие».

Вклад Эриксона заключается в исследовании типа отношений между ребенком и окружающим миром, которые возникают на стадии преобладания оральной чувственности. Его гипотеза состоит в том, что последствия этого типа отношений проявляются в ходе дальнейшего развития.

Более общий тезис, что раннедетские переживания, способы функционирования и отношения с внешним миром отражаются на последующем формировании характера и жизненной позиции, отстаивается многими психоаналитиками. Функциональный механизм, посредством которого подобные ранние переживания и схемы могут оказать длительное воздействие, пытались объяснить постоянным наличием у человека фантазий (которые потенциально также могут оказаться действенными), возникающих, предположительно, на самой ранней стадии жизни. Однако это объяснение влечет за собой новые проблемы. Аналитики, которые придают большое значение переживаниям и фантазиям первых месяцев жизни в дальнейшем развитии, склонны приписывать младенцу комплексность психического функционирования, которая противоречит всем остальным известным нам данным о душевном развитии. Так, например, часто предполагается (особенно приверженцами теории Мелани Кляйн), что младенец очень рано овладевает знанием о границах между собой и внешним миром и способен развивать фантазии, содержащие такие сложные представления, как о «проглатывании», о «полости» и даже о родительских отношениях, когда еще не миновал первый год его жизни. Тем не менее вполне вероятно, что также и менее дифференцированные формы переживания первых недель или месяцев могут оказывать воздействие на дальнейшее развитие. Мы можем наблюдать это на примере тех детей, которые перенесли на самой ранней стадии жизни тяжелые травмы или лишения. Однако, по нашему мнению, формирование оральных фантазий происходит большей частью лишь по завершении первого года жизни, а их существование может привести к ошибочным гипотезам о влиянии переживаний оральной фазы на дальнейшее нормальное или патологическое развитие.

Здесь представляется уместным прояснить нашу собственную позицию относительно того, что в данном изложении могло показаться парадоксом. Несомненно, имеется достаточно материала, доказывающего, что переживания первых месяцев жизни оказывают существенное влияние на последующее развитие. Но вместе с тем мы считаем, что ребенок в этом возрасте пока еще совершенно не способен к тому, чтобы создавать фантазии о собственных отношениях к другим людям (прежде всего к родителям), хотя бы уже потому, что ему требуется значительно больше времени для того, чтобы научиться различать, что именно относится к собственному Я, а что к окружающему миру. Может показаться весьма соблазнительным приписывать фантазии, такие, как о возвращении к материнской груди, по их происхождению оральной фазе, но все же представляется более правильным относить их возникновение к более позднему периоду, даже если ранние психобиологические переживания, возможно, и предрасполагают к образованию подобных фантазий. Другими словами, мы находимся в явном противоречии с теми психоаналитиками, которые с готовностью объясняют все более поздние переживания как повторение или продолжение предполагаемых ранних оральных фантазий. Вместо этого мы бы сказали, что ранние переживания оказывают влияние на развитие психических механизмов и структур. Если выразить это совсем упрощенно, то мы не согласны с представлением, что феномены, подобные вышеупомянутым «оральным» чертам характера, репрезентируют сохраняющиеся фантазии об отношении младенца к матери (или отдельным ее частям), которые возникли в оральную фазу. С другой стороны, мы согласны с тем, что лишения, испытанные в первые месяцы жизни, могут привести, например, к пессимистической и озлобленной жизненной установке и что образование затем фантазий о заботе происходит вследствие последующих переживаний, вызванных лишениями (см. также: Joffe 1969).

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...