Выбор темы нуждается в объяснении или даже в оправдании. Мы живем в эпоху, когда психоанализ распространяется на многие новые области. Едва ли будет преувеличением говорить о новой пионерской фазе в аналитическом движении. Аналитические концепции и методы служат исследованию психологии масс, изучению и терапии групп, и мы можем надеяться, что подобная работа поможет найти решение даже тех жгучих проблем, которые угрожают будущему человечества.

Лечение психических больных приносит свои плоды, интенсивно исследуется психология маленького ребенка, младенца, первая групповая формация, а именно ребенок и мать; проблемы других групп, образуемых больницей и пациентами, врачом и семьей больного представляют собой новое поле исследования для аналитиков. Я могла бы привести еще много примеров, но ограничу свое перечисление, упомянув лишь еще две области: психосоматические исследования и критическую проверку наших выводов, сделанных при непосредственном наблюдении за детьми, а также правильности аналитических реконструкций, обеспечиваемых анализом лиц, которые находились в детстве под тщательным наблюдением со стороны аналитически обученных воспитателей. Выбор моей темы, которая сама по себе уже очень стара, обусловлен тем, что она представляет собой пропущенную главу даже в современном аналитическом исследовании.

Последние двадцать лет в англоязычной психоаналитической литературе, как кратко подытожил Хоффер, гораздо больше внимания уделялось оральной, нежели анальной проблематике. Я бы хотела здесь также упомянуть свой опыт семинаров и контрольных анализов. Мне бросилось в глаза, насколько наши кандидаты склонны не замечать анальную тематику в материалах своих пациентов. Можно было бы предположить, что это связано с фактором, присущим именно нашему, британскому обществу, а именно с влиянием работ Мелани Кляйн, которая всегда уделяла основное внимание оральной фазе, оставляя в стороне проблемы дальнейшего развития. Но это не является исчерпывающим объяснением, поскольку в американской психоаналитической литературе анальной фазе также не уделяется достаточного внимания.

Так в чем же причина? Может быть, дело в том, что Фрейд и тесно связанное с ним поколение аналитиков — Ференци, Абрахам, Джонс и другие — уже выявили и высказали все самое важное об анальности? Этому противоречит то, что в целом аналитики не стесняются заново разрабатывать проблемы, суть которых успел была раскрыта и изложена Фрейдом. Я полагаю, что мы столкнулись здесь с некоторой общей тенденцией заниматься главным образом наиболее ранними стадиями, и поэтому интерес к оральным и даже пренатальным процессам отодвинул в тень все остальное.

На мой взгляд, такой поворот в аналитическом исследовании и теоретизировании произошел в ущерб нашему пониманию многих важных аспектов психологии как ребенка, так и взрослого.

Воздействие на подрастающего ребенка новых процессов, обусловленных его созреванием, то есть процессов приспособления к новым жизненным позициям, несомненно, является проблемой, заслуживающей особого внимания аналитиков, и она должна возбркдать в них любопытство и готовность к исследованию. Жить — значит постоянно узнавать что-то новое и уметь справляться с порождаемыми жизнью проблемами. И мы не можем отделаться от этого крута проблем, утверждая, что все самое важное происходит на первом году жизни, а в дальнейшем развитии речь идет лишь о модификациях наиболее ранних переживаний. В этой связи я хотела бы сослаться на еще не опубликованную статью Сильвии Пейн, в которой она рассматривает проблемы адаптации к старению.

Я бы хотела еще немного продолжить свое отступление от темы и повторить то, что я рке говорила по другому поводу. Отстаивая необходимость исследования более поздних стадий развития, я указала, насколько важно то, что в аналитической ситуации пациент побуждается к активному припоминанию, даже если подобные воспоминания, будучи «покрывающими воспоминаниями», по самой своей природе не содержат наиболее ранних впечатлений и переживаний. Я выступала не только против того, чтобы считать покрывающие воспоминания чем-то неважным, но также и против недооценки значения актуальной способности припоминания. Я говорю именно о «способности», поскольку считаю, что спонтанные воспоминания указывают на творческое использование пациентом функций Я; этот процесс и этот опыт имеют большое значение в любом возрасте. Кроме того, обращение исключительно к самому раннему материалу может означать бегство от последующих травматических переживаний, как это показала Ф. Гринэйкр (Greenacre 1956) и как, опираясь на собственный опыт, может подтвердить любой психоаналитик.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...