Мелани Кляйн проследила эдипову ситуацию вплоть до конца первого года жизни ребенка. Ее работа подвергалась резким нападкам со стороны многих психоаналитиков. Однако ее наблюдения показывают, что эдипова ситуация распространяется гораздо дальше, чем это вначале предполагал Фрейд, рассматривая ее лишь как часть процесса овладения половой ролью.

Она превращается в «эдипов конфликт» в том случае, если человек временно оказывается неспособным справиться с этой задачей из-за несоответствия между его запросами и силой Я.

Балинт изучал развитие человека не столько с позиции развития влечений, сколько с позиции развития Я и коммуникативных способностей (объектных отношений). В результате он описал появляющуюся после ранней симбиотической связи матери и ребенка способность к установлению двусторонних отношений и возникающие при этом основные препятствия. По мнению Балинта, дальнейшее развитие при достаточной силе Я приводит к установлению трехсторонних отношений. По этому поводу он пишет: «Вся область характеризуется тем обстоятельством, что во всем, что происходит, помимо субъекта участвует по крайней мере два объекта. Энергия, проявляющаяся на этом уровне, выступает в форме конфликта. Последний, как правило, проистекает из амбивалентности, которая вследствие запутанных отношений индивида относится к обоим одновременно познанным объектам» (Balint 1970, 39).

Об «эдиповом комплексе» мы можем говорить в том случае, если человек в описанном выше состоянии неспособности устанавливать трехсторонние отношения из-за уже существующей слабости Я фиксирован на псевдорешении исключить незнакомого третьего с тем, чтобы добиться мнимого благополучия — а также мнимого исцеления — в еще более тесных двусторонних отношениях с кем-то уже знакомым, а потому внушающим доверие. Этот патологический процесс означает отрицание и регрессию , если говорить в терминах психодинамики, и убийство отца и инцест с матерью, если говорить языком мифологии.

Последнее нуждается в пояснении. После всего того, что мы недавно говорили про привязанность, нам следует отказаться от представления, что инцест основывается в первую очередь на сексуальном желании. Фромм (Fromm 1968, 126) также указывает на то, что самые глубокие инцестуозные отношения могут существовать без каких-либо следов сексуального возбуждения. Кроме того, последние этологические исследования (Bischof 1972) показывают, что вполне справедливо высказанное в 1891 году Вестермарком положение, согласно которому ранняя и постоянная близость гетеросексуальных партнеров в целом препятствует возникновению сексуальных желаний по отношению друг к другу. Следовательно, мать (для мальчика) и отец (для девочки) изначально как раз не являются объектами сексуальных желаний. Но поскольку естественные препятствия только мотивируют человеческое поведение, но не детерминируют его, и в этих отношениях также могут возникнуть сексуальные стремления, свобода действий, которой располагает здесь человек, должна быть ограничена. В этом и состоит предназначение и смысл табу инцеста. Последнее направлено не против сексуальности как таковой, а против инцеста, с одной стороны, который по отношению к бипарентальному размножению и экзогамии означает ущербность отбора, и против инфантильной склонности человека не покидать безопасного укрытия семьи — с другой. Парсонс и Бейлс (Parsons, Bales 1955) полагали, что табу инцеста является своего рода принуждением доказать социальную зрелость. Мы можем добавить: своего рода принуждением к становлению Я, предпосылкой которого является то, что человек постоянно противостоит другому человеку, незнакомому.

В психоаналитической терапии действительно встречается то, что столь подробно было описано Фрейдом, а именно то, что эдиповы конфликты тесно связаны с сексуальными конфликтами. Эмоциональная привязанность к матери или отцу на четвертом или пятом году жизни — вполне нормальное явление. Патологическим оно становится в том случае, если подобные отношения сексуализируются и вместе с относящимися к ним защитными механизмами сохраняются вплоть до пубертатного возраста и после него. Вопрос здесь состоит в том, как это связано с развитием Я в трехсторонних отношениях.

Сексуальное влечение к матери часто представляет собой скрытое желание сим-биотического единения. Существует немало людей, неспособных разграничить отношения тепла, ласки и сексуальные отношения и считающих, что они могут удовлетворить свои потребности в тепле и ласке только через сексуальные отношения.

Не будем подробно останавливаться на тех случаях, когда дети остаются фиксированными в эдиповой ситуации из-за того, что родители совращали их в форме прямых или символических предложений к половым сношениям. Я ребенка еще слабо, чтобы он мог сопротивляться подобным домогательствам. Это является причиной его регрессивного поведения. Прогрессивное преодоление эдиповой ситуации становится затрудненным.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...