Тем самым становится очевидным и недостаток этого в конечном счете чрезмерного упрощения психоаналитической теории депрессии. Она неспособна объяснить многое из того, что было бы не только желательно, но и необходимо знать. Так, например, несмотря на огромные старания, разнообразные формы проявления депрессии, которые в медицине привели к определенной диагностической классификации, по-прежнему нуждаются в дальнейшем объяснении. До сих пор все еще недостаточно понятны условия, при которых происходят отклонения или усложнения в базисном механизме при возникновении и переработке депрессии. В психоанализе также полагают, что понять эндогенную депрессию невозможно без гипотезы о конституциональных, эндогенных, соматических факторах. Реактивную депрессию легко объяснить как реакцию на утрату, обусловленную внешними обстоятельствами, невротическую депрессию — как реакцию на утрату, вызванную самим человеком при невротическом конфликте. В случае эндогенной депрессии психоанализ также говорит о «витальной неспособности», если это можно так называть, или о «вегетативном нарушении коммуникации», из-за которого идеальные объекты не воспринимаются как собственность или как утраченные (Loch 1967). Все же подобные гипотезы не являются удовлетворительными и последовательно психологическими. В теории также остается нерешенным вопрос, почему у одних людей возникает предрасположенность к депрессии, а у других в тех же вроде бы условиях — нет. Для будущего психоаналитической теории и практики не существует, однако, обратного пути от достигнутого знания о значении психологии депрессии. Параллельно с изучением наследственных факторов и биохимических взаимосвязей необходимо и далее исследовать особенности нарушений переживания, прежде всего в их отношении к определенным стадиям жизненного развития. Поскольку психоаналитические методы проникновения в бессознательное с помощью свободных ассоциаций и выявления переноса и сопротивления характеризуются особой близостью к сфере переживаний, то именно на этом пути следует ожидать новых достижений в познании. Речь прежде всего идет об объяснении повседневных явлений печали и депрессии как болезни и в рамках этого об обосновании диагностической классификации. Центральное значение имеет также вопрос о сопоставимости депрессии у детей и взрослых. Наконец, исследования агрессии и миролюбия должны принести данные, которые сделают более понятной роль агрессии в возникновении депрессивных состояний. Подход психологии Я, от которого можно ожидать ответа на эти открытые вопросы, нуждается в основательной рефлексии в зеркале социологии. Ни один человек не переживает депрессию, не будучи включенным группу семьи, социальный слой и соответствующую социальную систему. Связь между меланхолией и обществом (Pohlmeier 1973, Lepenies 1974), которая в ближайшие годы станет более ясной благодаря сближению психоаналитического и социологического исследований, обещает также пролить свет на возникновение и переработку депрессии в индивидуальном развитии человека.

Страницы: 1 2 3 4 5 

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Последователи Фрейда
...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...