Этим кажущимся сегодня произвольным разграничением на «вчувствующихся» и «невчувствующихся» Ясперс действительно хотел отделить «шизофреническую душевную жизнь» от «естественной» и вслед за Дильтеем (Dilthey 1894) строго разграничить рациональное и интуитивное понимание душевных процессов от объяснения причинных взаимосвязей. Это роковым образом повлияло на клинико-психиатрические исследования, поскольку односторонне выдвигалось требование исследовать причинные взаимосвязи при шизофрении как органической болезни и не стоял вопрос об узко ограниченном процессе понимания, который сделал своей задачей психоанализ.

Можно смело утверждать, что современные учебники психиатрии и не дают обстоятельного обсуждения этих понятийных предпосылок, и не побуждают учащихся сделать эмпатическое понимание масштабом для ориентации в психопатологии и для клинической диагностики. «Степень понимания может возрастать с опытом», — лаконично высказываются Шульте и Тёлле (Schulte, Tolle 1971, 56). «Первоначально понимание относилось к сознательной душевной жизни, но оно может быть расширено и углублено благодаря прояснению бессознательного». В этом замечании содержится указание на изменчивость душевного понимания и вместе с тем на метод работы психоаналитика, который постоянно расширяет горизонт своего понимания, учитывая то, что уже постигнуто в процессе лечения, историю жизни и окружение пациента, а потому классическая психопатологическая преграда «неспособности вчувствоваться» перестает для него существовать.

Отмечая противоположность позиций психоанализа и психиатрии в отношении к проблеме шизофрении, следует упомянуть подход, составляющий исключение в современной психиатрии, который значительно расширил понимание шизофренических психозов. Речь идет о попытках различных исследователей, исходя из представлений современных философов и собственного опыта, дать психиатрическому способу мышления антропологическое обоснование. Известный представитель этого направления Людвиг Бинсвангер, опираясь на онтологию Хайдеггера, описывает шизофреническое болезненное состояние не в рамках таких измерений, как «психическое» и «физическое», «нормальное» и «ненормальное», а в терминах экзистенциального анализа как измененное «бытие в мире». Различные исследования — например, В. Бланкенбурга (Blankenburg 1971), M. Босса (Boss 1957), Р. Куна (Kuhn 1963), X. Кун-ца (Kunz 1941), А. Шторха (Storch 1965), Ю. Вирша (Wyrsch 1949), Й. Цутта и К. Куленкампфа (Zutt, Kulenkampff 1958) — объединяет то, что они помогли преодолеть предрассудки классической психопатологии и углубили понимание отношения больного шизофренией к миру — своему собственному и окружающему, — который он воспринимает как в той или иной мере измененный. Ни по комплексности понимания шизофрении, ни по воздействию на терапевтическое обращение с больными шизофренией эти исследования не превзошли психоанализ. Но они в значительной мере способствовали самосознанию как психиатрии, так и психоанализа, что не раз подчеркивал друживший с 3. Фрейдом Л. Бинсвангер (Binswanger 1955) (см. статью В. Бланкенбурга в т. IV).

ЗИГМУНД ФРЕЙД И ПРОБЛЕМА ШИЗОФРЕНИИ

Невозможно в полной мере представить и оценить работы Фрейда по проблеме шизофрении. Они являются частью постоянно развивавшейся психоаналитической теории и проходят через весь психоаналитический труд Фрейда, начиная с переписки с Вильгельмом Флиссом (Freud 1950) и кончая оставленным нам в наследство «Очерком о психоанализе» (1938). Поэтому мы можем обратиться лишь к отдельным наиболее показательным его замечаниям. Кроме того, у Фрейда имеется множество конкретных наблюдений, относящихся к проблеме психозов (причем не только в трудах, уже самим названием указывающих на нее), которые может использовать в своей повседневной работе интересующийся психоанализом психиатр.

Уже в «Проекте научной психологии» Фрейд отмечал защитный характер «хронической паранойи». «Можно предположить, что при паранойяльном отношении к вещам, которого нельзя вынести, имеется специфическая психическая диспозиция» (1950,119), а по поводу различных «защитных психозов» он утверждал, что в случае истерии, невроза навязчивых состояний и паранойи речь идет о «патологических искажениях нормальных аффективных психических состояний», из которых для паранойи типичной является обида (там же, 157).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...