Таким образом, остается открытым вопрос, почему Фрейд не отказался от своих сомнений или почему хотя бы не побуждал своих учеников разработать основанную на психоанализе терапию психотиков. В письме Фрейда об одном из вышеупомянутых случаев лечения психоза говорится (Binswanger 1956, 357): «Но, наверное, я не зря был осторожен, касаясь аналитического лечения психозов. Я вправе был ожидать, что осознание корней и последующий конфликт вызовут новый приступ психоза, на исход которого я не смог бы тогда повлиять. Учитывая ситуацию, я решил оставить все как есть и довольствоваться неполным и временным успехом». Фрейд три года лечил пациента, и можно только удивляться, подобно Бойеру, что он не опубликовал об этом работу. Однако его осторожность можно объяснить не только контр переносом, но и прежде всего основанной на его клиническом опыте необычайной чувствительностью к обидчивости самодеструктивных больных, если раскрывалось отрицание ими хранившихся в тайне фантазий. В конце концов спустя десять лет пациент умер в состоянии кататонического шуба; тогда не было ни шоковой терапии, ни психотропных средств, которые существенно уменьшают риск обострения болезни.

Прежде всего следует признать затруднительность применения фрейдовской концепции реальности для лечения психозов. Балли (Bally 1961, 211) придерживается мнения, что Фрейд понимал реальность «совершенно объективно», а не как «принятую интерпретацию мира, в которой сходятся члены группы». Мир, в котором живет психотик, характеризуется, пожалуй, доречевым, изначальным, примордиальным совместным бытием, в котором каждый, еще не обладая способностью распознавать объекты, существует в безграничной взаимосвязи с ближним, прежде всего с матерью. «Исходя из этого, Салливен мог возражать Фрейду, что психотик не является неспособным к переносу, но что для него только и характерен перенос». Понимание того, что искаженное восприятие аналитика также представляет собой «отношение переноса» и что благодаря ему могут быть преодолены нарциссические преграды, утвердилось лишь после Фрейда (там же, 1961,230—231).

При такой противоречивости позиций напрашивается вопрос, имеют ли в виду цитируемые авторы одно и то же, когда, например, в дискуссии заходит речь о том, являются ли больные шизофренией в достаточной для лечения степени способными к переносу. Со времен Фрейда столь многозначной и сложной оказалась не только тема «контрпереноса», но и тема «переноса». Поэтому для обсуждения вопроса о возможности лечения шизофрении требуется ввести некоторые разграничения .

Согласно Гринсону (Greenson 1966,81), который ссылается на Фрейда, перенос означает «переживание чувств, влечений, установок, фантазий, а также защитные механизмы, связанные с тем или иным человеком в настоящее время, но не соответствующие нынешнему отношению к данному человеку и представляющие собой повторение, смещение реакций, происхождение которых связано со значимыми людьми из раннего детства». Гринсон добавляет две характеристики, которые всегда должны присутствовать: «Он должен повторять прошлое и быть несоразмерным настоящему». В анализе необходимо распознавать различные явления переноса. Гринсон говорит не только о «переносе», но и о важном компоненте терапевтических отношений, который он называет «рабочим союзом», — «способности пациента целеосознанно сотрудничать в лечебной ситуации».

Очевидно, для Фрейда речь шла о таком сотрудничестве пациента, его способности к объединению противоречий в Я, которые Нунберг (Nunberg 1930, 301) назвал его «синтетической функцией», а именно о тенденции к переносу и необходимой совместной работе с аналитиком для прояснения неадекватного поведения, к чему психотик даже при продолжительном сроке лечения не способен. Гринсоном (Greenson 1967,228 etc.) были описаны и другие компоненты аналитической ситуации. Она является «реалистичной, ориентированной на реальность или неискаженной», связана со множеством реалистических восприятий и реакций и основывается, как и другие компоненты, на взаимности, но с той важной оговоркой, что «пациент и аналитик развивают реакции переноса, рабочий союз и реальные отношения друг с другом, однако пропорции и последствия различаются» (там же, 234). При работе с больными шизофренией реальным компонентам отдается безусловное преимущество по сравнению с «соображениями переноса» и «интерпретирующими вмешательствами» (Greenson, Wexler 1971,206).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...