РАБОТА С НАРЦИССИЗМОМ ПРАВОНАРУШИТЕЛЕЙ

Я бы хотел здесь поделиться некоторыми соображениями, которые возникли у меня в ходе изучения и сопоставления обширного материала и для которых не нашлось в реферируемых работах соответствующих формулировок Во-первых, совершенно очевидно, что различные попытки разных авторов аналитически осмыслить на теоретическом уровне структуру личности правонарушителей и рассмотреть проблематику либо в аспекте объектного развития, либо в аспекте нарциссизма остаются неудовлетворительными. Очевидно, что глубокие и ранние нарушения можно рассматривать со всех этих позиций, но они должны постоянно концептуализироваться как единое целое. Также представляется проблематичным соотнести типичные нарушения с определенными фазами развития. Очевидно, что во всех фазах могут иметь место серьезные травматические повреждения, которые ведут от базального нарушения к соответствующим структурным изменениям. Однако ни в соб ггвенном опыте, ни у других авторов я не нашел никаких подтверждений иногда встречающемуся мнению, что у лиц с "отыгрывающей" психической структурой сохранились остатки первичного нарциссизма. Скорее, все говорит в пользу того, что нарушения — возможно, даже очень ранние — первичного нарциссизма ведут К очень примитивным, но тем не менее вторичным нарциссическим формам влечений. Соответственно, не нужно также доказывать связь примитивных фантазий и действий с их примордиальностью.

В свете этих рассуждений особый интерес вызывают отдельные сообщения о частной проблеме женской делинквентности:

«В своем фундаментальном исследовании женского комплекса кастрации Абрахам (Abraham 1921) выделяет определенные специфические типы по их различным проявлениям. Эти типы вознку<ают в качестве реактивных образований, когда девочка впервые осознает свою анатомию. Он описал их как желающий, исполняющий и мстящий типы в зависимости от отвержения или принятия того, что девочка считает различительным признаком своей анатомической структуры» (Levy, 65).

«Я отстаиваю тезис, что определенный тип поведения — Enfant terrible — отображает защитный механизм, в котором эротизированное тело — все либидинозное Я в понимании Ференци — идентифицируется с угрожающим фаллосом отца и используется для защиты от одолевающего страха кастрации. Эта "защита с нападением" напоминает защитный механизм "идентификации с агрессором", описанный Анной Фрейд (1936). Я полагаю, что центральное нарушение, вызывающее этот особый защитный механизм, представляет собой фиксацию либидо на фаллической ступени развития. Мы наблюдали у взрослых пациенток такие нарушения вследствие концентрации и организации либидо под приматом генитального органа на основе интенсивного страха кастрации. В возникновении этого механизма, по-видимому, огромное значение имеют два отождествления, а именно: у ребенка отождествление тела и фаллоса и у родителей отождествление ребенка с фаллосом. Было бы интересно поразмышлять, почему в столь многих случаях идентификация с агрессором используется в качестве защиты, тогда как в моих случаях "pars pro toto", то есть для идентификации выбиралось эротическое оружие агрессивного мужчины» (Mahler, 83).

Как уже отмечалось, во многих случаях лечение диссоциальных детей и подростков оказывается невозможным, если не удается изменить их социальное окружение. Нередко это означает, что ребенка следует вырвать из его патогенной социальной среды. Но где бы ни проводилось лечение: в рамках семейной консультации, самой семьи или того или иного учреждения — в любом случае важную роль должны играть социально-педагогические работники. В последние годы социальных работников, занятых в этой области, также стали называть терапевтами, например, социотерапевтами. «Для эмпа-тии и развития отношений с агрессивными детьми чрезвычайно важно влияние на позицию терапевта элементов, проистекающих, возможно, из его собственных ранних переживаний, которые он разрешил и интегрировал, но которые не идентичны переживаниям импульсивных детей. По этому поводу Айххорн (1935) писал: "Я не могу закончить эту книгу, не подчеркнув еще раз большое значение личности сотрудников, занятых в этой сфере. Вы видели, что изменение характера делинквента означает изменение его Я-идеала. Оно происходит, когда индивид обретает новые черты характера. Источником этих новых черт является сотрудник. Он представляет собой важный объект, с которым диссоциальный ребенок или подросток с дефектной или не существующей до сих пор идентификацией может все же достичь конструктивной идентификации и с которым он может познать все те вещи, которые не мог познать с отцом С помощью сотрудника подросток развивает необходимое эмоциональное отношение к своим товарищам, что позволяет ему ггреодолеть диссоциальные черты. Словосочетание "замена отца" часто используется в аспекте лечебной педагогики, при таком понимании задачи оно правомерно"» (Szurek, 126—127).

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...