«Наш интерес к преступникам, о которых рассказывается, например, в газетах или в криминальных историях, в фильмах и книгах, является еще одним доказательством этих преступных желаний из давно забытых времен, эти желания по-прежнему живы в нас, но находятся под строгим контролем. Для нас проще теперь участвовать в преступлениях и наказаниях других людей в качестве зрителя, чем всматриваться в самих себя и открывать их в себе, испытывая мучительные чувства вины и стыда.

Нетерпимость есть проекция вины; терпимость — идентификация или, по меньшей мере, частичная идентификация и принятие частей себя в каждом преступлении. Терпимость означает восприятие общего между преступлением другого человека и собственными желаниями. Б трагедии все происходит перед нашими глазами, будь то в реальной жизни или на сцене. "Беседа" же есть нечто совершенно иное, даже если она имеет отношение к искусству. Она отрицает идентификацию с преступником или героем трагедии и, в конечном счете, отрицает существование трагедии с искусственным счастливым концом» (Grotjahn, 312).

Вполне естественно, что авторы, которые занимаются проблемами диссоциально-го поведения, постоянно также обращают внимание на социальную область и в качестве психоаналитиков задают следующий вопрос: какие возможности, помимо обычной терапевтической функции для пациента, мог бы предоставить психоанализ как инструмент познания и изменения?

«Томас Манн признавал возможность того, что психоанализ как культурный процесс может способствовать развитию всего человечества Это позволяет нам надеяться на будущее, в котором не будет надобности ни в иллюзиях, ни в рационализаци-ях» (Federn, Meng, 31).

Но до сих пор достижения психоанализа никогда не принимались без серьезного сопротивления. «Айххорн предполагал, что в Америке ситуация мало чем будет отличаться от Австрии: хотя в целом общество готово давать деньги на терапию правонарушителей, но после того как выявлялось их криминальное поведение, необходимые деньги на превентивную программу не выделялись. Это было для меня интересно, ибо, с одной стороны, деловые люди, сотрудничавшие в этих комиссиях, тратили много времени на то, чтобы разработать долговременную программу, которая сулила выгоду их предприятию, но, с другой стороны, было невозможно обратить их внимание на очевидный факт, что благодаря превентивным программам для делинквентов экономятся деньги. Один служащий, которого я интервьюировал в 1935 году в Москве, рассказывал, что там в качестве персонала в учреждениях для правонарушителей привлечены лучшие педагоги — интеллигентные и тепло относящиеся к людям» (Lippman, 163). «С точки зрения достижения психического здоровья инертность масс опасна. Они противятся этому так, словно от них требуют принять ложного бога» (Dorsey, 133).

«В моей работе с ведомствами и учреждениями, занимающимися медицинским обеспечениелл делинквентных детей, я столкнулся с ситуацией, во многом напоминающей ситуацию, сложившуюся у родителей делинквентных детей . Психиатр, к которому обратились как к консультанту и терапевту, начинает верить, что персонал учреждений и ведомств серьезно намерен получить от него помощь. Но как только он рекомендует изменения, не важно какие, но сулящие действительный успех, возникает стена неприкрытого сопротивления, делающая бесперспективными как все его прежние усилия, так и дальнейший прогресс. Мало кто из психиатров способен следовать его рекомендациям, а тех, кто ему противостоит, он не может привлечь к ответственности. Если в госпитале не исполняется распоряжение врача персоналом или администрацией, то госпиталь отвечает за ущерб, который наносится пациенту этим упущением. Я никогда не слышал об учреждении или ведомстве, которое бы брало на себя такую ответстценность за медицинское обеспечение делинквентных детей Ущерб, наносимый этим детям, является психологическил-., з потому неконкретным» (Eissler, 296).

«До известной степени христианская религия способствовала устранению внутреннего напряжения через идентификацию с Христом. На основе религиозного это-са евреев она принесла человечеству дуалистические моральные представления о добре и зле. Но принятие этой моральной нормы требует жертвы со стороны инстинктивных влечений и признания вины, которую можно искупить только через идентификацию с Христом . Этот внутренний конфликт, чтобы не привести к полному саморазрушению, должен быть экстернализирован. Дуалистическая система ценностей фактически и ведет к этой экстернализации. Если имеется абсолютное добро, то, значит, должно существовать и абсолютное зло. Бог и дьявол неразлучны . В давние времена, когда повсеместно господстзевала бессознательная вера в магию, преследование и казнь ведьм удовлетворяли эту потребность, по крайней мере до определенной степени. Когда же с развитием цивилизации уже нет более этой отдушины, то в определенные периоды, когда агрессия достигает апогея, этой скобой отдушиной служит расовая или религиозная дискриминация-. Война, разумеется, как и прежде, является решением par excellence для чрезмерного отвода агрессии. Но поскольку она содержит столь сильный элемент саморазрушения, люди будут противостоять ей, покуда у них есть стремление к самосохранению.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

Последователи Фрейда
...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...