Психоаналитики, самой своей работой обязанные быть правдивыми, постоянно высказывали свою позицию и по отношению к общественной жизни. По этим вопросам мы также находим в реферируемой книге соответствующие высказывания: «Влияние психоанализа не ограничивалось терапевтической практикой» (Zilboorg, 329). «Но психоанализ, основывавшийся на фрейдовском методе и его принципах, оставался строго научным, то есть объективным, холодным, рациональным, немора-лизаторским, неполитическим, индифферентным по отношению к социальным страстям и политическим переворотам и одновременно следящим за ними с пристальным вниманием. Войны ошеломили также и психоаналитиков. Но, казалось, им было интереснее узнать психологическую динамику, возникающую, когда люди массами и организованно лишают себя жизни, нежели обсуждать, правильны или неправильны воины в целом и конкретные войны в частности. Как человека психоаналитика также терзают эти внутренние вопросы, но как психоаналитик он должен сохранять олил пийское спокойствие и не проявлять беспокойство о непосредственных поводах в rrj бертате к войнам революциям или экономическим баталиям в той или иной форм<

В этом смысле Первая мировая война оставила психоанализ вполне исправны/ Мы обсуждали некоторые реакции Я на военные неврозы и несколько расширяли наш понимание травматических неврозов, не беря на себя — как отмечал Фрейд, обращу ясь к Эрнесту Джонсу, — "ответственность за безрассудства человеческого рода".

С другой стороны, Вторая мировая война своими ошеломляющими массовым убийствами и экзекуциями втянула . ряд психологов, социологов, психиатров и рб хоаналитиков в дебаты социальной и политической борьбы. Появилась totobhoci найти легальную основу, чтобы испытать на нацистских вождях и некоторых их пр> спешниках форму lex talionis.

В поиске этой легальной основы подыскивалась, как ни парадоксально, таюк и медико-психологическая база, чтобы формально оправдать то, к чему побуждала hй слишком человеческая враждебность. Это было не что иное, как повторение феномен осужденного почти пятьсот лет назад некоторыми просвещенными людьми. Но л< гальные авторитеты наших дней заклеймили врагов как преступников, а медицин< кие психологи заклеймили их как психически больных — достаточно больных, чтс бы представлять опасность для человеческого рода, но не достаточно больных, чтоб: избежать экзекуции торжествующих врагов» (там же, 330).

«Следует, пожалуй, сказать, что психоаналитик оказался способен повысить cboi социальную ответственность, чем к этому его подготовила его собственная наука. Tai же, казалось, жестокая действительность событий в мире привела его к мысли, что ф что является социальным злом, является и психологически болезненным, и что ел психоаналитика, долг (то есть ответственность) состоит в том, чтобы предотврати! эту универсальную психическую болезнь, которая называется войной или фашизмо/ и исцелить универсальное безумие, чтобы достичь на земле мира и демократа Все это, конечно, является отклонением от фундаментальных принципов и традици психоанализа, и с удивлением спрашиваешь себя, что означает это отклонение -ошибку психоаналитиков или ошибку самого психоанализа .

Проблема сложнее, физик и астроном могут оставаться по отношению к соф альным проблемам полностью индифферентными — третий закон термодинамик и звездные параллаксы не меняются со сменой политического режима или эконом; ческих структур общества Но уровень невротических реакций и их психическое соде] жание меняются. Более того, в отличие от физики или общей биологии, психоанал; с самого начала занимал особую позицию по отношению к индивиду и обществ Он всегда отдавал предпочтение индивиду и смотрел на общество с явным недоверие и даже враждебностью. Одним из постулатов психоанализа является то, что между индт видом и обществом существует постоянный и неизбежный конфликт. Соответствен^ этой установившейся традиции обществе, выражаясь прямо, есть заклятый враг инд1 вида, великая реальность, которая препятствует его свободе и развитию» (там же, 331

«Сомнительно, сможем ли мы остаться на наших основах и на уровне научно1 психоанализа, если со всеми своими индивидуальными страстями вступим под стяго современной психопатологии в качестве активных бойцов на социальное поле бран^ Я отнюдь не выступаю за какое бы то ни было безразличие во имя башни из слоново кости, называемой наукой; будь то психология или естествознание — мы не можем бьп безразличными к социальным требованиям, как не можем перестать дышать или жит Но я категорически склоняюсь к тому, чтобы проводить четкое различие между нам как заинтересованными, открытыми для общественных дел индивидами и как незав; симыми психологическими исследователями социальных явлений. Если мы не делае такого разграничения, то будем вынуждены отказаться от своей социальной ответстве!

Страницы: 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Смотрите также

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...