«У большинства политических заключенных смягчению чувства вины, восстановлению чувства собственного достоинства и обретению стойкой и мужественной позиции способствовала мысль о служении важному делу. Поэтому от политических заключенных нельзя было ожидать глубокого раскаяния .

После внушавшего тревогу судебного разбирательства, страх, с которым жили заключенные, исчезал. Многие из них — даже после того как им вРносили суровый приговор — покидали зал суда в приподнятом настроении . "Теперь все позади, ничего худшего теперь быть не может". Часто возникает кратковременная гипоманиа-кальная фаза . Как только они начинали отбывать наказание, эта эйфорическая фаза довольно быстро подходила к концу».

Чтобы получить представление о практике исправительных мероприятии и их психологическом воздействии на арестантов, недостаточно просто изучить условия содержания в тюрьмах. Необходимо знать эмоциональную атмосферу в этих учреждениях, а также психологию лиц, в руки которых попадают осужденные . Объективное наблюдение личностных изменений под влиянием тюремного заключения приводит К оценке с психоаналитических позиций современных методов наказания . Обращение с арестантами во всех этих учреждениях является, по-видимому, примерно одинаковым.

Эта позиция отражается в чертах личности и поведении обычного служащего, работающего в подобном учреждении. Выбор этих людей и уровень их образования в большинстве стран отнюдь не является адекватным. Как правило, начальники государственных тюрем происходят из высших социальных слоев и имеют соответствующий образовательный уровень. Низшие служащие . являются представителями нижнего слоя среднего класса и начинают свою практическую работу, не имея образования. Эти низшие служащие . определяют пути и цели, которые преследуются в данных учреждениях. В большинстве стран начальником является чиновник, который руководит тюрьмой согласно официальным инструкциям, но все же весьма независимым образом. Он выступает также в роли третейского судьи при любом нарушении внутреннего распорядка и отвечает за все дисциплинарные меры в тюрьме. В зависимости от особенностей личности и предыдущего профессионального опыта начальник может управлять строго дисциплинарно или более человечно. Но только в редких случаях он будет отстранять от должности низших служащих за грубое обращение с заключенными. Таким образом, меру наказания фактически определяют надзиратели . Они должны поддерживать дисциплину. Они также сообщают сведения, на основе которых назначаются дисциплинарные наказания. Они могут придираться к заключенным или оказывать кому-то из них предпочтение, накричать на них или повести себя дружелюбно. Очевидно, что ситуация, в которой оказывается заключенный, напоминает ситуацию в детстве» (там же, 350—351).

«На первый взгляд, обычный надзиратель руководствуется тем же принципом, которого в прежние времена придерживались — зачастую в утрированном виде — учителя по отношению к невоспитанным школьникам. Заключенные нуждаются в наказании, поскольку они совершили нечто запретное для цивилизованного взрослого. Они представляют опасность для общества, которое должно с ними бороться и подавлять. Этот подход означает, что надзиратель боится заключенных и поэтому должен их ненавидеть. Однако при более пристальном наблюдении их позиция оказалась намного сложнее . Инфантильная импульсивность правонарушителей явно подрывает защиту вытесненного у служащего, затрагивает его собственные примитивные антисоциальные тенденции и означает, таким образом, опасное, хотя и бессознательно желанное совращение. Именно поэтому подобная амбивалентность, пожалуй, не так часто встречалась у молодых и состоявших в удачном браке служащих по сравнению со старшими, незамужними и неудовлетворенными. Среди последних было немало женщин со странным и необычным характером, которые в этой профессии удовлетворяли собственные искаженные влечения-желания. Эти женщины не только с невероятно изощренным садизмом срывали зло на заключенных; они также имели склонность устанавливать странные гомосексуально окрашенные личные отношения с презиравшимися в сознании заключенными и прежде всего с теми, кто провел многие годы в тюрьме . Естественно, такие идентификации — запрещенные их моральными правилами — провоцируют чувства вины, от которых они могут снова избавиться через грубое обращение с заключенными. Таким образом, время от времени между надзирателями и некоторыми преступницами возникал необычайно доверительный тон, тогда как в других случаях они относились к этим же самым женщинам строже, чем к остальным заключенным» (там же, 352).

Страницы: 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Смотрите также

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...