«Очевидно, многие годы общения с заключенными оказали сильнейшее воздействие на сексуальность и структуру личности служащих. Наиболее распространенными были паранойяльные черты, которые с течением времени сформировались у большинства надзирателей.

Заключенные, которые любым способом пытались доставить себе немного удовольствия и нарушить жесткую дисциплину, постоянно досаждали тюремным служащим. Однако небольшие нарушения заключенными инструкций — тайные разговоры, «контрабанда» продуктов или писем — отнюдь не соответствовали степени подозрений и негодования служащих. Они считали, что заключенные их преследуют, безусловно верили любой информации, касающейся заключенных, и забывали об их индивидуальных различиях .

Разул\еется, гомосексуальные отношения играют немаловажную роль у уголовных заключенных. Но тюремные служащие усматривали скрытую гомосексуальную симпатию в каждом дружелюбном слове, ксугорым обменивались заключенные .

Амб и валентность, садистские и паранойяльные проявления и вытесненные гомосексуальные черты присутствовали у большинства служащих, независимо от различий их индивидуального характера. Неудивительно, что к ним добавлялись более или менее выраженные механизмы навязчивости. Их развитию во многом способствовала противоречивая система приучения к чистоте и порядку в учреждениях.

Оловянные крышки ведер, миски и чаны требовалось драить до блеска. Но позволялось мыть только верхнюю часть тела. За раздевание донага наказывали. Еженедельный дут продолжался только пару минут. Мыло являлось редкостью. В помещениях и камерах кишело насекомыми. Против них вообще ничего не делалось. Санитарное состояние было невыносимым .» (там же, 353).

В известной мере эту переполненную тюрьму нельзя сравнивать с другими подобного рода учреждениями в Германии до прихода Гитлера к власти или в США. Но, как и в других тюрьмах, так называемая чистота поддерживалась в основном компульсивным образом. Если политические заключенные энергично боролись с грязью в своих помещениях, то уголовные преступники использовали ее как желанный способ удовлетворения своих инфантильных анальных тенденций под видом кажущейся чистоты. Служащие были настолько заражены неопрятностью и обсессивны-ми привычками в тюрьме, что с большим усердием «воспитывали» заключенных в этом направлении. Разумеется, гомосексуальность, неопрятность, обсессивное поведение и агрессия надзирателей и арестантов оказывали взаимное влияние и провоцировали цепные реакции у заключенных, и между ними и служащими часто доходило даже до рукоприкладства.

Тюремное наказание

Внешние условия и правила тюрьмы, в которой эта группа заключенных отбывала свой срок, были весьма суровы. Большинство заключенных жили группой, днем работали в огромных цехах, ночью спали в переполненных спальнях. Созсем юные заключенные или заключенные с длительными сроками наказания и особые интеллектуалы помещались в одиночные камеры, большей частью на два или три года. И только те, кто был осужден за государственную измену, отбывали весь срок в одиночных камерах.

Одипочное заключение способствует интроверсии. Оно погружает заключенного в мир фантазий. Но оно может также побуждать к осмыслению, самопознанию и созерцанию. Коллективное заключение усиливает экстраверсию. Оно помогает снимать внутреннее напряжение через внешний действия и реакции на товарищей по несчас-ШЦда начальников. С другой стороны, постоянная совместная жизнь с другими заключенными в вульгарном, тупом и жестоком окружении и в переполненных помещениях вызывает постоянное напряжение и раздражение. Поскольку правонарушители легко подд взаимному влиянию, совместная жизнь вместо того, чтобы повысить -социальный и культурный уровень группы, скорее делает его более низким .

Зивертс описал в своей работе те же симптомы, что и Якобсон: «Повышенная чувствительность и раздражительность, интенсификация и дифференциация эмоциональной и интеллектуальной жизни, тенденции к фантазированию, но также к логическому мышлению, большей восприимчивости к красоте природы, готовность к религиозно-экстатическим, эстетическим и интеллектуальным переживаниям и стремление к творческой работе. Последние проявления особенно выражены ■у-заключенных, отбывающих наказание в одиночной камере. Целый ряд феноменов характерен для подростков . Даже политические заключенные, многие из которых отстаивали материалистическое мировоззрение, часто вступали в дискуссии на религиозные и философские темы и обнаруживали Метафизические устремления, которые они сами зачастую не опознавали» (там же, 358).

Страницы: 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Смотрите также

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...