Последнее замечание наводит на мысль, что тенденция из-за сиюминутных выгод и сиюминутного удовольствия не помнить о целом и будущем широко распространена — во всяком случае, в наших современных периатлантических обществах. Это опять напоминает о не без иронии затронутых проблемах в первом разделе. Но даже если психоаналитический подход неизбежно ведет к вопросу о роли индивидуальной биографии и общественной истории, то мы все же вначале остановимся на значении биографических фактов и «попытаемся показать, что в отыгрывании ребенка родители могут находить замещающее удовлетворение своих собственных, плохо интегрированных запретных импульсов, а именно через свою сознательно — а еще чаще бессознательно — реализуемую установку или непоследовательность по отношению к ребенку в этих сферах поведения. Лакуны Сверх-Я у ребенка соответствуют аналогичным дефектам в Сверх-Я родителей, a Pix причиной опять-таки является сознательная или бессознательная уступчивость родителей» (Johnson, 225),

«Позвольте вернуться к нашему простому примеру дефекта Сверх-Я. Как получается, что дети убегают из дома? Родители не только холодны и сдержанны, как отмечают многие авторы. Как в самом деле возникает эта специфическая идея покинуть дом^ В шесть лет маленькая девочка может, наверное, гневно сказать: "Вы меня не любите, никто меня не любит. Я всех вас ненавижу". Очень часто в ответ ребенок слышит: "Хорошо, почему же ты не собираешь свои вещи и не уходишь, чтобы жить где-нибудь в другом месте, раз ты считаешь, что мы такие плохие?" Нам известно, что некоторые родители заходят еще дальше и собирают чемодан малыша, что в первый раз может повергнуть ребенка в ужас. Побуждение уйти из семьи редко возникает за пределами дома, ведь не так много детей рассказывают в школе другим, какие их родители нехорошие, и слышат в ответ от других детей совет убежать из дома» (Johnson, 229). Аналогичным образом автор описывает также, как возникает воровство: « .Мы будем "хорошими" или "плохими" в зависимости от фантазий о нас наших родителей» (там же, 231). И Джонсон приходит к выводу, подтверждение которому мы и по сей день постояннонаходим в нашей практике: «Даже в несложных случаях мы достигаем успеха только тогда, когда либо работаем также с родителями, либо на время лечения можем удалить ребенка из родительского дома . Если ни работа с родителями, ни размещение ребенка у других невозможны, то в более сложном случае всякое лечение будет не только тщетным, но и даже опасным, так как родители могут бессознательно отыгрывать через ребенка, а затем возложить "ответственность" на терапевта, подобно тому, как в отдельных случаях с приемными детьми родители возлагают всю вину на наследственность» (там же, 254).

Разумеется, представленный здесь тип правонарушителей с дефектным Сверх-Я весьма распространен. Однако после такого описания легко может возникнуть впечатление, что по своему качеству и интенсивности их конфликты не слишком отличаются от конфликтов в биографии невротика. Собственный опыт заставляет нас, однако, предположить, что лакуны Сверх-Я проистекают из конфликтов травматического напряжения или же они были обусловлены реальными травматическими переживаниями, в которых произошел распад психической структуры (Klьwer 1974). Этому соответствуют также наблюдения других авторов данной энциклопедии (см., например, статью М. Кхана о Винникотте в т. III).

«Следует упомянуть одну особенность в истории правонарушителей, поскольку она встречается удивительно часто и, вполне возможно, представляет собой одну из предпосылок возникновения делинквентности. Она касается детской ситуации, в которой правонарушитель подвергся несправедливому обращению на реальном уровне. Мы не имеем в виду известные жалобы, которые так часто встречаются в биографии невротиков, что родители пренебрегали ими, предпочитая братьев или сестер. Эти жалобы на несправедливость по праг.у можно назвать иррациональными. Несправедливость, на которую жалуется правонарушитель, конкретна. Часто это касается явной нечестности, с которой он сталкивался в общении со своими родителями. События, о которых сообщали правонарушители и которые подтверждались другими людьми, приходятся обычно на латентный период . Однако на основе анализа моего материала нельзя четко сказать, обязаны ли жалобы правонарушителей своей динамикой и структурной действенностью еще более ранним травматическим переживаниям доэдиповой и эдиповой фаз» (Eissler, 15—16).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Последователи Фрейда
...