Делинквентное поведение прекратилось. Он еще долго жил у Кингов и закончил высшую школу и университет. Он был усыновлен Кингами, как и многие другие делинквенты, которые до этого жили с ними. Насколько я знаю, в доме никогда не проживало больше одного мальчика» (Lippman, 158—159).

Этот казуистический пример иллюстрирует ненасильственную власть непоколебимой человечности, когда жизненное стремление у делинквента- вдруг превратилось в самораскрытие и сделало его членом общества Здесь, однако, нельзя смешивать терапию и обольщение, как это напрашивается из иронического замечания вступительной статьи.

Что же касается ненасильственного метода терапевтического диалога в аспекте психоанализа, то, к сожалению, какие-либо обобщения для так называемого нормального среднего воспитания невозможны. «Человек как социальное существо, которое подчиняется обществу и следует его основным инструкциям, большей частью есть результат насилия. Если мы принимаем человека таким, каков он есть сегодня в результате этого развития, то мы вряд ли можем поставить под сомнение применение силы как воспитательной меры. Тысячелетний опыт подкрепляет убеждение в том, что не был найден ни один другой метод, который бы по своей эффективности был сопоставим с насилием .

Противники насильственных методов воспитания спросят, не тождественно ли воздействие силы . слепому воздействиюприроды, судьбы и можно ли вообще называть применение силы воспитательным средством, хотя она и оказывает воспитательное воздействие.

Это мнение подкрепляется исследованиями того, какое воздействие оказывают применение силы и наказание на самого воспитателя. Хотя теоретически, наверное, разумное применение силы бывает, но очень тяжело, если вообще возможно, найти этому пример (ср. Meng, 1945)» (Reiwald, 370).

«Отец дает сыну пощечину, потому что тот разбил оконное стекло. Какой аффект находит здесь выражение и выход?

Прежде всего отец, ударив юношу, хочет дать выход своей ярости, то есть в форме праведного гнева хочет отвести обычно сдерживаемую агрессию.,. Далее, он хочет утвердить свое физическое превосходство над юношей. Гостя, который разбил бы стекло, он бы не ударил. Как правило, отношение воспитателя к своему подопечному — это отношение всевластного человека к бессильному. Нет ничего проще, чем употребить в воспитании силу . Вместо того чтобы признать: применение власти и силы является крайней мерой, к которой прибегает воспитатель, когда не знает, что делать, и поэтому она есть признание своей беспомощности, предпринимаются все новые и новые попытки подчеркнуть ее педагогическое воздействие. Пожалуй, можно согласиться с тем, что насилие эффективно, если требуется вызвать в памяти ребенка, воспитанника, правонарушителя или преступника торможение .

Но нет никакой необходимости оправдывать насилие. Оно само заботится о себе и всегда имеет наготове объяснения. Но настоятельная необходимость состоит в том, чтобы исследовать воздействие насилия ка того, кто к нему прибегает. Ответ непременно гласит, что воздействие является опустошающим» (Reiwald, 371).

«Год за годом Фридрих Великий определял увольнявшихся из армии младших офицеров учителями народных школ, заботясь таким образом об их старости. Эти люди, которые по своей профессии были приучены полагаться на силу, стали воспитателями прусского народа с известными всему миру результатами. Было бы полезно и поучительно установить, какая квалификация в разных странах требуется для того, чтобы занять должность управляющего воспитательным учреждением» (там же, 372).

«Наша первая реакция на дурной поступок или неправильное поведение ребенка, агрессию делинквента или преступление является чисто аффективной; у нас пробуждаются гнев, ярость, то есть наша собственная подавленная агрессия. Мы хотим ее отвести, срывая злость на злодее. Вплоть до сегодняшнего дня такое эмоциональное отыгрывание является сутью нашей системы воспитания как нормальных детей, так и делинквентных, и это составляет основу нашего уголовного законодательства. Директор воспитательного заведения гордо восседает за письменным столом . с достоинством сидят в своих мантиях на судебных заседаниях наши судьи и вершат правосудие, внешне лишенные каких-либо аффектов. Но они не больше и не меньше свободны от аффектов, чем публика, которая толпится в зале суда» (там же).

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...