Трудным делом оказалось и приобщение врачей или практикующих студентов-медиков к работе в области психосоциальной гигиены. Все они в первую очередь склонны были делать то, чему были обучены и что лучше всего умели делать. Врачи приучены ориентироваться на сому. Врачу, которого обучили видеть в любой болезни лишь соматическую сторону, проще получить здесь профессиональное удовлетворение. И наоборот, ситуация, когда он, не имея соответствующей подготовки и достаточного времени, должен заниматься эмоциональными и прочими психологическими проблемами, является для него фрустрирующей. В таком случае единственно разумным выводом было бы включить в образование врачей теорию и практику психосоциальной гигиены. Авторы пишут: «Было бы большой ошибкой считать, что душевные болезни могут лечиться только индивидуально небольшой группой специально обученных специалистов».

Скорее следует подчеркнуть, что «психосоциальная гигиена должна быть делом каждого». А то, что практикующие врачи могут выполнять работу по психосоциальной гигиене, доказывает известный пример лондонской клиники Тэвисток.

Еще одна интересная попытка психосоциального оздоровления семьи была предпринята в северо-ирландском городе Плимонте (Glogauer 1958). В общежитие, получившее символическое название «Майский цветок», принимались матери вместе со своими детьми в возрасте от пяти месяцев до пяти лет. Основанием для поступления являлось направление судьи или попечителя по делам несовершеннолетних. Иногда просьба-моглаисходитьот самих матерей. Общежитие могло принять двенадцать семей на срок около четырех месяцев. Отец имел возможность в течение всего дня находиться вместе с семьей. Под присмотром находились и старшие дети. Семья располагала уютным жильем, где не было, однако, удобств, которых эти люди не могли бы позволить себе в дальнейшем. С матерями проводился in-service-training, где они обучались искусству ведения домашнего хозяйства, воспитания детей и тд. Усилия направлялись прежде всего на улучшение атмосферы в семье. Безо всяких поучений матери должны были сами понять, что позитивные, приносящие эмоциональное удовлетворение отношения в семье — это ь конечном счете и есть то, что им нужно. Оказалось, что многие женщины не имели опыта таких отношений в детстве и юности. Наряду с этим проводилась психотерапия в малых группах, целью которой было улучшение общей ситуации в семье. Результат подтвердил правильность предпринятых мер. В 85—90 % случаев происходило стойкое улучшение атмосферы в семье.

Еще одна попытка предупреждения юношеской запущенности была предпринята в Париже. В одном из крайне неблагополучных кварталов Парижа совместными усилиями с «Sauvegarde de l'Enfance» был создан молодежный клуб под названием «Les Reglisses»; буквальный перевод этого жаргонного выражения означает «лакричники». Руководителями клуба стали двое образованных людей. Помещением служил сарай, простая меблировка состояла в основном из больших столов и лавок. Там можно было играть в игры, хорошо известные каждому в здешней округе. В клубе отсутствовали жесткие правила, и он был открыт для всех.

Первые посетители приходили из чистого любопытства. Они подружились, и у них появилась своего рода привычка проводить свое время и играть в клубе, а не на улице. Они приводили сюда своих друзей; и через несколько месяцев у клуба было уже много посетителей. Юноши и девушки в совершенно непринужденной форме начинали заниматься спортом, театром, рукоделием и др. Со временем этим начинанием заинтересовались воспитатели, школьные учителя, спортивные тренеры и даже родители. Некоторые люди готовы были обучить подростков основным навыкам своей профессии. Стали проводиться также родительские встречи. И, самое главное, устраивались самые разные праздники.

В таких непринужденных ситуациях можно было наблюдать за детьми и руководить ими до того, как они начнут проявлять признаки запущенности. Также и здесь подтвердилось, что дети со значительными нарушениями не были склонны посещать спортивные и подобные им клубы, поскольку им не подходил регламентированный характер таких занятий. Здесь же, в клубе, на передний план выдвигались отдых и социальные контакты. Возможность совместно организовывать свободное время, несомненно, является одним из лучших методов предотвращения педагогической запущенности. Во многих случаях появлялась возможность направлять детей с серьезными нарушениями после того, как у них закреплялось позитивное отношение к руководителям клуба, в специализированные социальные и медицинские учреждения.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Смотрите также

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...