ОБЩАЯ ПРОБЛЕМА НАРКОМАНИИ И ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Алкоголизм и медикаментозная зависимость становятся все более сложной, едва ли преодолимой проблемой нашего общества. При этом в психоаналитических кругах (D. Hartmann 1969, Frosch 1970, Szasz 1958, Zinberg 1975) сегодня нет никаких сомнений в многофакторном происхождении наркотической зависимости. Среди предпосылок к возникновению наркомании выделяют в целом три круга проблем: 1) наркотики с их свойствами и способом применения; 2) среда и социокультурные факторы; 3) личность наркомана. При этом в психоанализе считается, что главный фактор заключен не в приемах алкоголя, таблеток или наркотиков и не в их психологических, физиологических и социальных последствиях, как бы ни были они труднопреодолимы все вместе и каждый в отдельности, а в индивидуальном развитии, структуре личности и психодинамике наркомана, то есть в его внутренней проблематике. В своелг классическом труде фенихель говорит (Fenichel 1975,259): «Происхождение и сущность наркомании определяются не химическим воздействием опьяняющего средства, но структурой психики пациента. Все определяет преморбидная личность .» Следовательно, поведение наркомана — это лишь верхушка айсберга, под которой таится тяжелая патология. Любая наркомания сводится к «неверному отношению к наркотикам» (Matussek 1959—1961). Радо открывает свою книгу основополагающим утверждением: «Не само наркотическое вещество, но сознательное стремление воспользоваться им превращает индивидуума в наркомана. Следует признать, что наркомания является заболеванием, обусловленным психически и вызываемым искусственными средствами, она обеспечивается доступностью наркотических средств, но обусловливается психическими предпосылками» (Rado 1934, 17).

Разговор о наркомании не следует сводить к проблемам определения наркомании, злоупотребления, зависимости и обсуждать их порознь — психоанализ понимает под наркоманией в целом внутреннее побуждение, сметающее все препятствия и не признающее ограничений стремление принять определенное вещество, не считаясь (а порой даже сознательно или бессознательно соглашаясь) с его вредными последствиями. Все чаще употребляемое ныне слово «Droge» (наркотик) означает при этом вещество, поглощение которого ведет к раздражению чувствительных биологических субстратов, то есть психоактивное вещество (Halbach in: Steinbrecher, Solms, 1975).

Психоанализ с давних пор придавал особое значение тесной связи между наркоманией и определенными привычками и наклонностями, такими, как обжорство, страсть к чтению или, например, «эротомания», которые рассматривались как образец и предтеча наркотической зависимости. В этой связи Фенкхель говорит о так называемых ненаркотических зависимостях.

Психоаналитический подход приобретает особую ценность также и потому, что среди огромной массы литературы, написанной с медицинской, фармакологической, психологической и социологической позиций, очень мало работ посвящено собственно личности и индивидуальному развитию наркомана. Отдельные черты личности, индивидуальные и социологические сведения о развитии, нередко используемые анкеты лишь в редких случаях интегрируются в единую картину личности, учитывающую всю полноту психической структуры и патодинамики наркоманов. Но именно этим как раз и занимается психоанализ. Вопрос о личной предрасположенности к использованию опьяняющих и наркотических средств решается вполне однозначно, когда прослеживается патодинамическое развитие каждого наркомана. Наркомания отличается при этом от нормальных влечений своей навязчивой непреодолимостью (Benedek 1936, Fenichel 1945, Simmel 1928, 1930). В противоположность влечениям нормального человека у наркомана на первый план выдвигается не столько удовлетворение или получение удовольствия, сколько устранение невыносимого напряжения (Fenichel, Rado 1926, Krystal, Raskin 1970). Наркоман действует так, «как если бы любое напряжение несло с собой опасность травмы. Его поведение ориентировано не столько на позитивную цель, достижение чего-либо, сколько на негативную цель снятия напряжения. Его цель не получение удовольствия, а прекращение боли. Он воспринимает любое напряжение так, как младенец воспринимает голод, то есть как угрозу своему существованию» (Fenichel 1975, 247).

Со времен Радо (Rado 1926) почти все авторы-психоаналитики пришли к согласию относительно того, что наркомания имеет психическую функцию, что наркотик приносит облегчение больному, короче говоря, наркомания представляет собой неудачную попытку самолечения. Она является гротескной формой нормального механизма, служащего преодолению тревоги. Наркоман использует те же защитные средства, что и нормальные люди и невротики, в сущности, он ведет себя так же, как всякий обыватель, который преодолевает какую-либо болезнь отчасти с помощью предписанных врачом средств и лекарств, отчасти с помощью выбранных по собственному разумению препаратов, причем опасные последствия этих действий просто не рассматриваются. То есть наркомания — это неудачная попытка самолечения, «ложный путь к себе», как удачно выразился фом Шайдт (vom Scheidt 1976).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...