Из нарушенных отношений ребенка с родителями, особенно с матерью, через нарушенные репрезентации объектов и себя самого развивается второе базисное нарушение, а именно патологическое образование Я или Сверх-Я с явно нарушенными функциями защиты. В рамках нормального развития происходят беспрерывные слияния и расслоения репрезентантов себя и объектов, причем стабилизирующие репрезентанты Самости возникают только тогда, когда в сознании образовались стабильные репрезентанты объектов. Объектные репрезентации раннего детства катек-тированы либидинозными энергиями доминирующих в это время парциальных влечений и подвергаются соответствующему обращению, то есть принимаются внутрь словно пища или выбрасываются как испражнения. Подобные инфантильные содер-жания представлений играют у наркоманов определенную роль и в дальнейшем, как: в их отношении к окружающему миру, так и в аспекте символического значения наркотика. Особенно важным для раззития Я и, соответственно, развития репрезентантов себя и объектов является решение проблемы раннедетской амбивалентности и агрессии. Мы не имеем возможности подробно здесь остановиться на очень сложных, изменчивых процессах проекции, интроекции и идентификации. Речь идет о том, что, с одной стороны, в процессе индивидуации достигается постепенное отделение от объекта, с другой стороны, благодаря работе печали при этом может быть решена проблема амбивалентности и, следовательно, агрессии. В процессе этой работы либидо и агрессия постоянно переносятся с объекта любви на себя и обратно, одновременно происходит также перенос на различные объекты вместе с временным слиянием, отделением или воссоединением. При этом возникает отчетливая тенденция к либидинозному катектису составного объекта, тогда как агрессия направляется на другой объект. Постепенно это удается, и суть работы печали как раз и состоит в том, чтобы направить любовь и ненависть на взаимосвязанный объект и внешне от него отделиться, тогда как внутренне он может сохраниться в качестве когерентного интроекта (см. также статью И. Шторка в этом томе).

Если же раннедетские отношения переживаются как неудовлетворительные, что является типичным для наркомана, и из-за этого не только фрустрируется сфера потребностей, но и даже появляется к ним недоверие, то в результате, с одной стороны, возникает чувство зависимости и беспомощности, страх отделения, с другой стороны — интенсивный агрессивный катексис. В рамках этой констелляции агрессивные импульсы, переживаемые в фантазии в качестве деструктивных, воспринимаются как недопустимые, поскольку они значительно усиливают и без того уже интенсивный страх утраты объекта, который может покинуть или оказаться разрушенным. Тщетная или неудачная попытка решения этой проблемы заключается в расщеплении объектов на «добрые» и «злые» и одновременном образовании соответствующих репрезентантов себя и объектов, которые, однако, не интегрируются, а разделяются за счет значительного расхода интрапсихической энергии. Направленная на объекты агрессия является причиной нарушений самовосприятия и возникновения чувства вины. В результате наркоман, с одной стороны, стремится к соединению репрезентантов себя и объектов и, следовательно, к слиянию с внешними объектами, но, с другой стороны, вследствие амбивалентности детского развития этого боится. При развитии зависимости наркотик, как уже говорилось, представляет собой особый объект, который гипер-катектирован бессознательными агрессивными и либидинозными энергиями и поэтому, подобно прежним объектам, является одновременно желанным и пугающим, но никогда не воспринимается в своем тотальном значении, то есть как добрый исцелитель и в то же время как злобный преследователь. Из-за этого наркоман может сначала проклинать наркотик, а затем к нему стремиться, никогда не достигая полностью интегрированного его образа. Из сказанного ясно, что нарушение репрезентации себя и объектов означает одновременно возникновение дефекта в Я и в Сверх-Я и что вследствие злокачественных репрезентаций себя и объектов нарушается образ себя и вместе с тем необходимый нарциссизм. При любом наркотическом расстройстве индивид страдает от основного изъяна, изъяна в ядре своей личности, по сути он страдает от последствий дефекта в Самости (Кохут). «Наркоман . нркдается в наркотике, полагая, что наркотик может исцелить центральный дефект в его Самости. Он становится для него заменой объекта Самости, покинувшего его — с травмирующей силой и поспешностью — в тот момент, когда он должен был еще чувствовать, что обладает полным контролем над его реакцией в соответствии со своими потребностями, словно тот является частью его самого. Принимая наркотик, он символически заставляет объект Самости признать его и успокоить или же пн символически заставляет идеализированный объект Самости достичь полного слияния с ним и таким образом позволить ему разделить с ним магическую силу». Эти попытай самоисцеления не могут, однако, привести к успеху, поскольку ни одна психическая структура не формируется, а дефект остается. «Это похоже на то, как если бы человек с огромной фистулой в желудке пытался утолить едой свой голод» (Kohut in: vom Scheidt 1976).

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...