Между шестым и восьмым месяцем происходит синтез. Возрастающее влияние Я, подкрепленное прогрессирующим созреванием и развитием сенсориума, выражается в интеграции следов памяти и бесчисленных переживаний взаимодействия ребенка со своей матерью. В конце концов это завершается объединением обоих предшественников объекта, доброго и злого объекта в объекте любви — в целостной матери. Слияние обоих влечений и слияние злого и доброго объектов в едином объекте — в объекте либидо — являются, следовательно, двумя сторонами одного и то же процесса.

В отличие от Мелани Кляйн Рене Шпиц (как и Винникотт) отстаивает мнение, что хорошие аспекты матери гораздо сильнее плохих. Точно так же либидинозное влечение преобладает над агрессивным, поскольку либидинозное влечение ребенка имеет непосредственное отношение к его потребностям. Этот постулат Шпица направлен против представлений Мелани Кляйн, которая с самого начала рассматривает психическое развитие маленького ребенка с точки зрения динамики отнюдь не предопределенного заранее спора между влечениями к жизни и к смерти.

Согласно наблюдениям Шпица, после установления* второго организатора, после полного обретения объекта и после слияния агрессивного и либидинозного влечений некоторые защитные механизмы, в частности идентификация, приобретают функции, которые сохранятся и у взрослого человека. Он сумел установить, что настоящее подражание как поведенческий индикатор психического процесса идентификации начинается только между восьмым и десятым месяцами. Умение подражать и функция подражания являются, согласно Шпицу, средством, позволяющим ребенку достигать все большей независимости от матери. В качестве решающего фактора приобретения этих механизмов выступает аффективный климат, который должен обеспечить ребенку возможность идентификации.

К этому моменту — в ходе разворачивающихся процессов подражания и идентификации — между матерью и ребенком развивается двусторонняя, направленная, активная, интенциональная коммуникация. Впоследствии эта коммуникация будет постепенно упорядочена в своеобразную систему семантических жестов, которые позднее, к концу первого года жизни, через так называемые «глобальные слова» или «однословные предложения» преобразуются в вербальные жесты. Это подводит нас к описанию стадии развития, которая увенчивается приобретением третьего организатора психики.

Вместе со вторым организатором ребенок приобретает также способность к ло-комоции. Научившись перемещаться, ребенок стремится к автономии и старается выйти за пределы досягаемости матери. Поэтому по мере развития вместо непосредственного действия в качестве носителя коммуникации все более выступает слово. С развитием локомоции мать оказывается вынуждена ограничивать и сдерживать активность ребенка, причем в тот период, когда потребность ребенка в действии особенно возрастает. Этот «поворотный пункт» (Freud, XIV, 531) совпадает с появлением второго организатора.

Теперь основная часть взаимодействия между матерью и ребенком заключается в активности ребенка, с одной стороны, и материнских запретах и указаниях — с другой. Шпиц формулирует такое положение вещей следующим образом к этому моменту мать становится для ребенка «Я внешнего мира» (Spitz 1951). Третий организатор, следующий шаг в развитии ребенка, Шпиц связывает с приобретением первого абстрактного понятия, первого семантического жеста — отрицательного покачивания головой, «нет». Материнские запреты вызывают у ребенка интенсивные агрессивные реакции. Но поскольку они вступают в конфликт с направленными на мать либидинозными стремлениями, ребенок, согласно Шпицу, пытается преодолеть агрессию с помощью формирующегося как раз на этой стадии защитного механизма идентификации, причем в специфической форме — идентификации с агрессором (A. Freud 1936, 85—94). Поскольку агрессия матери находит свое выражение в жесте «нет», ребенок в процессе идентификации с агрессором перенимает этот жест, чтобы создать отдушину для собственной агрессии по отношению к внешнему миру. Достижение примерно в пятнадцать месяцев этой ступени означает вступление в первую фазу упрямства.

Страницы: 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...