Подводя итоги, можно сказать: частичное или полное отсутствие отца, по-видимому, является основным этиологическим фактором психических заболеваний. Эти данные открывают новый подход к обсуждению функции отца в раннем развитии ребенка.

Значение частичного или полного отсутствия отца как причинного фактора в психопатологии, а также его особая роль в развитии шизофрении, которая, как известно, объясняется нарушением объектных отношений в раннем детстве (см. статью В. Бистера), поднимают вопрос о том, в какой момент в жизнь ребенка входит отец и вместе с ним эдипова проблематика и с какого возраста мы вправе говорить о функции отца. Эта тема имеет также большое значение для метапсихоло-гических рассуждений, поскольку она заставляет нас задаться вопросом о сущности эдипова конфликта, а именно о том, является ли он историческим событием или же структурным элементом человеческого бытия и не направляется ли действительное инцестуозное желание всегда на мать независимо от пола ребенка. Фрейд, если отвлечься от нюансов, описывал доэдипову фазу, в которой имеют место исключительно дуальные отношения между матерью и ребенком (Laplanche, Pontalis 1967, нем изд., 395—396). Согласно классической концепции эдипова комплекса, отец вначале появляется в качестве соперника и запрещающей инстанции (то есть отдельно от матери и как специфически отцовский элемент) только на третьем году жизни.

На отрезке развития меясду третьим и шестым годом важнейшая задача отца, как мы не раз уже отмечали выше, состоит в том, чтобы разрушить диаду матери и ребенка, воспрепятствовать истощению ребенка в дуальных отношениях и с помощью отцовских запретов заставить его обратиться к реальности и к другим людям.

В ходе дальнейшего развития метапсихологической мысли представители школы Мелани Кляни, основываясь на данных детского анализа и лечения психотических больных, в рротивопололеность этому обратили внимание на примитивные архаические фантазии, направленные на первые объекты любви, которые исходно уже содержат отцовские элементы (вначале в качестве парциальных объектов).

В этих фантазиях материнское тело является первичным резервуаром, объединяющим все добрые и злые объекты. Поэтому вначале ребенок воображает себе отцовский пенис или далее всего отца внутри тела матери. В мире представлений маленького ребенка мать при коитусе поглощает отца, «Женщина с пенисом», то есть оба соединенных друг с другом родителя, является весьма распространенной фантазией, выступающей для ребенка источником сильного страха, поскольку он боится утратить отца в качестве альтернативного объекта (Klein 1932, нем изд., 75; Segal 1963, нем изд., 145).

Представления такого рода содержат в себе нечто устрашающее и вызывают мысль о преисподней в духе Босха или Брейгеля, а потому многие склонны ставить их достоверность под сомнение. Сон одной нашей пациентки, возможно, пояснит, как выглядят эти фантазии и какую функцию они выполняют в душевном событии. Пациентка страдала тяжелым психозом. Ее леизнь несла на себе отпечаток чрезмерной привязанности к матери. Вплоть до двенадцати лет она не могла уснуть, «не прижавшись» к матери. При этом последняя использовала эту зависимость дочери, чтобы изгнать мужа из родительской спальни. Кроме того, мать часто выралеала желание убить отца, который не занимал никакого места в семье и проводил свою леизнь, пьянствуя по кабакам. В начале лечения отец не существовал даже в перелеиваниях пациентки. Она отрицала его на самом глубоком уровне и, как мы увидим, превратила в материнский пенис.

Страницы: 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Последователи Фрейда
...