Полное безразличие, с которым они реагировали на разлучение со всем, что им было знакомо, и на помещение в совершенно новую среду, полностью отличается от реакций на отделение, которые мы наблюдали у других детей того же возраста. Если рассмотреть процесс их развития, то нужно предположить, что характеры этих детей определенным образом уже закрепились к четырех- и, соответственно, шестилетнему возрасту, когда на них обратили внимание. Вероятность того, что они будут способны когда-нибудь достичь надежной дифференциации между «я» и «не-я», устанавливать эмоциональные связи или испытывать чувства к другим людям независимо от формы деятельности, весьма незначительна.

Их судьбу, однако, нельзя рассматривать как неизбежную, как то, что суждено детям, пострадавшим от серьезного конгенитально или перинатально обусловленного сенсорного дефекта, Данные моих собственных исследований, а также исследований других авторов свидетельствуют о том, что и продолжительность, и характер ранних сенсорных нарушений могут вести к принципиально различным последствиям. Об этом, например, можно судить по сформировавшимся в конечном счете психологическим свойствам Можно привести доказательства того, что различные элементы переживания, которые Шпиц охватывает понятием «коэнестетический», отнюдь не являются равноценными по своему влиянию на процесс психической дифференциации. И, наконец, можно выделить четкие различия между патологическими последствиями, связанными с конгенитальной слепотой, и теми, которые можно ожидать у детей, родившихся глухими.

Последствия продолжительного отсутствия ухода в четырехлетнем возрасте могут оказаться стойкими, однако имеются доказательства того, что по крайней мере психика трехлетних детей является более пластичной, чем это считалось прежде. Каган и Клейн (Kagan, Klein 1973) вкратце описали свой опыт общения с детьми из деревни в Гватемале, в которой дети на первом году жизни, как правило, содержатся в условиях крайней сенсорной изоляции. У авторов возникло желание обследовать этих детей, поскольку при посещении деревни « .они увидели безразличных, тихих, апатичных детей, пассивных, спокойных, боязливых трехлеток, однако активных, жизнерадостных и смышленых одиннадцатилетних». Поскольку они не нашли никаких оснований для гипотезы, что условия жизни и практика воспитания детей в этой деревне в течение последних десяти лет изменились, им пришлось заключить, что жизнерадостный одиннадцатилетний ребенок десять лет назад являл собой безразличного ребенка, тупо уставившегося в пустоту.

О том, что массивное нарушение в детстве не обязательно ведет к столь серьезным дефектам, которые имели место у моих пациентов, свидетельствуют не только их наблюдения. Скеелс (Skeels 1965) в исследовании, включавшем в себя повторное наблюдение по прошествии тридцати лет, пришел к аналогичному результату. Так как обследованные им лица сопоставимы по этническим характеристикам и ориентации на западноевропейскую культуру с испытуемыми Шпица, его работа заслуживает более детального изложения.

Он начал ее во время общего экономического кризиса, будучи психологом в Департаменте благотворительности штата Айова, когда в его обязанности входил надзор над детским домом. По причинам, которые для нас здесь не столь важны, он организовал дело так, что за тринадцатью его питомцами в возрасте от семи до тридцати шести месяцев присматривали женщины, жившие в доме для умственно отсталых. Двенадцать других детей оставались в детском доме. Все двадцать пять детей происходили примерно из одной среды и в начале исследования имели сходные по тяжести синдромы, обусловленные отсутствием ухода. Тридцать лет спустя Скеелс сумел разыскать всех участников эксперимента. Все дети, которые тогда были размещены в доме для умственно отсталых, и большинство из тех, что остались в детском доме, были в конечном счете усыновлены семьями в общине. Все тринадцать детей, которые имели соответствующий опыт «материнской заботы» со стороны умственно отсталых женщин, заменявших мать, достигли определенной степени дееспособности и объектной отнесенности, соответствовавшей их приемным семьям. Большинство из них закончили среднюю школу; некоторые даже поступили в колледж. Все, за исключением двоих, женились или вышли замуж и обзавелись собственными семьями. И наоборот, дети, остававшиеся до своего усыновления в детском доме, развивались в соответствии с функциональными способностями своих биологических родителей. Один из них в шестнадцатилетнем возрасте умер в интернате для умственно отсталых. Один был женат и один разведен. Из одиннадцати выживших десять жили на случайные заработки или занимались самым неквалифицированным трудом. Многие продолжали оставаться под опекунством Только один из двенадцати человек из этой группы сумел превзойти описанный мной уровень адаптации. И, будучи по профессии наборщиком, он зарабатывал больше всех остальных вместе взятых.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Последователи Фрейда
...