В этот период он демонстрировал широкий диапазон аффективных способов поведения: он реагировал, если его задерживали или толкали, сердился если чем-то был огорчен, и протестовал, когда подвергался разного рода вмешательствам со стороны врачей. Это тем более бросалось в глаза, что он крайне редко с помощью голоса или жестов вступал с другими в контакт; при этом сохранялись повторяющиеся ритмические движения. Хотя он играл с самыми разными игрушками, он не проявлял никакого интереса к тому, чтобы вовлечь других в свои игры. Как правило, его игры сопровождались раскачиванием.

Игнорирование своего окружения, задержка на доречевом уровне развития и постоянные ритмические, самостимулирующие движения заставили нас задуматься о характере ухода за ребенком. Чтобы правильно оценить наши соображения и результаты последующих интервенций, нужно иметь в виду, что речь идет здесь о конкретном случае. Хотя вполне вероятно, что вмешательства, которые будут описаны ниже, оказались важными для развития ребенка, доказать это все же нельзя. Возможно, многое из того, что наблюдалось в течение прошедших восемнадцати месяцев, объясняется исключительно процессами созревания. Кроме того, существует возможность, что расхождения между нашими данными и данными немецких авторов, которые выявили у своих испытуемых признаки психической ретардации, объясняются генетически детерминированными различиями. Наш пациент — ребенок из обеспеченной семьи, относящейся к среднему классу; его родители имели университетское образование, тогда как родители немецких детей характеризовались как недостаточно обеспеченные и интеллектуально ограниченные. Если предположить, что наши усилия оказались эффективны, то мы не можем, однако, быть уверены в том, какую роль для всего процесса развития сыграло каждое из предпринятых нами конкретных вмешательств.

Прежде всего мы обратили внимание, что, несмотря на совершенно иное окружение, в котором находился ребенок, и несмотря на большое число людей, которые им занимались, у него было не так много возможностей устанавливать аффективные связи с людьми. Когда мальчик находился в больнице, он столкнулся с однообразием распорядка дня. Играли с ним или нет, зависело от загруженности персонала. Повторявшиеся изо дня в день действия, такие, как мытье и кормление, содержали мало социальных стимулов. Примечательно, например, что даже в двадцать четыре месяца он по-прежнему не предпринимал регулярных попыток самостоятельно есть. В качестве причины и дома, и в больнице указывалось: слишком сложно за ним убирать. Нам казалось, что причиной относительной задержки речевого и социального развития являлись изолирующее воздействие со стороны его окружения, а также то, что уход за ребенком нередко осуществлялся чисто формально.

Основываясь на этих наблюдениях, мы начали с того, что попытались интенсифицировать стимуляцию как в рамках мероприятий по уходу за ребенком, так и независимо от них. Была разработана четкая программа стимулирования доречевого развития. Чтобы развить его способность координировать изображение и звук, поблизости от изолятора, в котором он находился, был установлен телевизор. Кроме того, в больнице к нему была специально прикреплена медсестра. Его мать попросили играть с ребенком, когда тот оставался один. То ли благодаря этим усилиям, то ли из-за совпадения во времени, но по прошествии нескольких недель он стал значительно больше издавать «доречевых звуков» и лучше понимать слова. Через несколько месяцев его речевое развитие отставало на четыре месяца от возрастной нормы. В двадцать два месяца он понимал и исполнял требования, например: помочь медсестрам занести вещи и убрать изолятор. Он мог также повторять названия знакомых предметов и правильно обозначать сами предметы. Иногда он пользовался словами, такими, как «момма», имена медсестер, а также названия различных игрушек. Спонтанная речь в виде сформулированных требований отмечалась лишь в редких случаях.

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...