Два месяца спустя, в двадцать четыре месяца, он стал веселым, открытым, шаловливым мальчиком. Он говорил: «Свет!», если хотел, чтобы его включили. Логопед считал его коммуникативную способность по меньшей мере соответствующей возрасту, однако отметил, что запас его слов несопоставим с лексикой обычного двухлетнего ребенка. По-прежнему отмечались ритмические самостимулирующие движения в форме легкого раскачивания, когда он обращался с предметами и их исследовал. Однако он живо и эмоционально играл и проявлял способность полностью отдаваться игре, что для двухлетнего ребенка считается вполне обычным. Пять месяцев спустя, в возрасте двадцати девяти месяцев, он по-прежнему был живым, дружелюбным, открытым мальчиком, интересовавшимся своим окружением и различными людьми, которые его навещали.

Он сумел правильно ответить на все пункты «шкалы развития Бэйли» для тридцатимесячного возраста. К этому времени он выражался так, что наблюдатель не имел сомнений, что все, что он испытывал и выражал, соответствовало его возрасту. Можно было понять позитивные и негативные проявления его чувств и не составляло труда соотнести их с соответствующими причинами. Одним словом, в него можно было вчувствоваться. Разумеется, это не означает, что подобный необычный опыт не должен был оказать никакого влияния на последующую жизнь ребенка. Однако следует предположить, что эти последствия скорее связаны с условиями, порождающими определенные реакции и эмоции, нежели с самими способностями мыслить, реагировать и чувствовать.

Основываясь на этих данных, можно сделать выводы о сфере переживаний новорожденных и маленьких детей, имеющие существенное значение для дифференциации психической структуры. По всей видимости, формирование сферы чувств сопровождается развитием когнитивных и аффективных способностей, типичных Аля детей в возрасте двух с половиной лет, даже без коэнестетических переживаний, таких, как запах и ощущение тела другого человека. Во всяком случае, до этого возраста отсутствие конкретного человека, выступающего в роли матери, не сказывается каким-либо отчетливым образом на формировании детских паттернов поведения. С другой стороны, задержка развития, которая произошла у данного ребенка, свидетельствует о том, насколько для него важно переживать материнское поведение. Кроме того, по-видимому, нарушение в сфере органов чувств в значительной степени может быть скомпенсировано переживаниями в другой сфере.

Так, например, материнская забота вполне может компенсировать отсутствие зрения и тем самым предотвратить неправильное развитие, которое отмечается у 25% слепорожденных. Вместе с тем представляется волне вероятным, что и зрение, и формы поведения, которые формируются на основе зрительных стимулов — будь то рефлекторные или интенциональные, — имеют у органически здорового ребенка особое значение для его последующего развития. Зрительная коммуникация как никакая другая позволяет нормально развивающемуся ребенку вступать во взаимодействие таким образом, чтобы подкреплять соответствующее поведение матери. Кроме того, представляется, что именно в сфере зрительных стимулов впервые начинает развиваться способность различения, для описания которой Шпиц использует термин «Аналитический».

О РОЛИ РЕЧИ В РАЗВИТИИ ДЕТЕЙ С КОНГЕНИТАЛЬНЫМ ОТСУТСТВИЕМ СЛУХА

Нигде, пожалуй, в психоаналитической литературе не проявляются С такой очевидностью логические ошибки, связанные с принятием части за целое, как при обсуждении роли, которую играют речь и слух в развитии психической структуры. Именно из-за того значения, которое имеет речь для технической стороны процесса психоанализа, могли возникнуть такие представления, как концепция Эдельгей-та (Edelheit 1969), согласно которой « .созревание физиологического речевого аппарата, координация звукопроизносящих и акустических переживаний и организация этих переживаний в определенные речевые схемы сопровождается онтогенезом Я и находится с ним в непосредственном отношении», а также «.-Я и в самом деле можно рассматривать как вокально-аудитивную организацию, как обусловленную речью и обусловливающую речь структуру, которая функционирует в качестве специфически человеческого органа адаптации».

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...