Мои собственные наблюдения (Freedman, Cannaclay, Robinson 1971 ) в рамках лон-гитюдных исследований шести конгенитально глухих девочек подтверждают это предположение. Кроме того, они проливают свет на особенности взаимодействия между конституциональными факторами и факторами внешней среды, формирующими психическую структуру. Исследование началось, когда детям было 2936 месяцев. Развитие каждого из них нам удалось проследить до пятилетнего возраста. Данные, приведенные здесь, относятся лишь к началу эдиповой фазы этих маленьких девочек.

Обследуемые выбирались из большой группы детей с конгенитальной глухотой таким образом, чтобы по возможности уменьшить число релевантных социокультурных и медицинских переменных. Потеря слуха как следствие краснухи, которую перенесли матери, являлась единственным существенным физическим нарушением у этих детей, и, помимо примерно одинакового у них дородового развития, все они происходили из среднего класса. Все родители имели как минимум среднее образование. Только один ребенок, воспитывавшийся со второго месяца у бабушки и дедушки, выбыл из исследования; остальные дети росли в своих семьях под надзором родителей. Все шесть семей были строго религиозны. Четверо детей в период наблюдения не меняли местожительства. Один ребенок дважды переезжал, а один, выбывший из исследования, уехал в другой город. Во всех случаях речь шла об обычной структуре семьи, в которой один из родителей не работал и ухаживал за ребенком. Четверо из детей были первенцами. У двоих из них за время исследования появились брат или сестра. Один ребенок был третьим из трех детей, еще один — четвертым из пяти.

Сходство среды, из которой происходили дети, позволило нам более точно учитывать роль культурных влияний на их развитие. Таким образом, мы могли исходить из того, что все их характеристики объяснялись либо 1 ) влиянием, которое оказывало отсутствие слуха, либо 2) культурными стереотипами, типичными для их окружения, либо 3) сочетанием того и другого. С другой стороны, индивидуальные различия — при сопоставимом культурном фоне и степени дефекта слуха — можно было объяснить либо наследственными факторами, либо воздействием особых семейно-специ-фических факторов. По той же причине особенности, которые были присущи этим детям, но которые не встречались у других детей с аналогичным внешнесредовым фоном, несомненно, объясняются последствиями глухоты.

Наши результаты согласуются с уже приведенными данными Эберхардта, Фурта и Вернона. В целом можно было наблюдать, что конгенитально глухие дети доэдипова возраста, в отличие от их здоровых сверстников, предпочитает заниматься деятельностью, преследующей поставленную непосредственно ими самими цель. То есть они, по-видимому, гораздо менее ориентированы на то, чтобы обращаться за помощью взрослого в определенных ситуациях, в которых наблюдатель счел бы это адекватным. Например, одну тридцатимесячную девочку, не умевшую говорить, мать застала стоявшей на стуле перед кухонной плитой: на столе у нее были продукты, чтобы приготовить желе, и при этом она намеревалась вскипятить в сковороде воду!

В то же время в период первых шестидесяти месяцев мы не наблюдали у наших исследуемых детей ничего, что бы указывало на существенное нарушение процессов интроекции и идентификации из-за потери слуха и речи. По своему поведению и интересам все девочки были исключительно женственны. Они, как и их здоровые сверстницы, любили наряжаться и играть с куклами и домашней утварью. У всех можно было также констатировать интернализированную регуляцию поведения. Поскольку они не могли говорить, от них нельзя было узнать непосредственно, каким образом они включили запреты и принуждения, которым они подчинились, в систему своих представлений. В соответствии с этими наблюдениями мы обнаружили также, что по критериям «шкалы Гезелла» (Gesell, Armatruda 1940) в сферах, не предполагающих использование речи, эти дети не выявили никаких признаков, которые бы отличали их от нормально слышащих детей. Этот результат не был для нас удивительным, поскольку детей с отсутствующим слухом часто описывали как более умных и живых по сравнению с другими детьми. Добрая часть этих качеств объясняется, пожалуй, уже отмечавшейся склонностью глухих детей к активному поведению.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Последователи Фрейда
...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...