Образование связи между речью и слухом примерно в трехмесячном возрасте и способность эхообразно воспроизводить звукосочетания, которая развивается спустя несколько месяцев, являются необходимыми, но отнюдь не достаточными условиями для формирования речевой способности как средства общения. Так, описанный выше конгенитально слепой ребенок мог"'в тональность петь, хотя не умел осмысленно говорить, а напевая, очень четко произносил слова песни. Кроме того, он мог также отчетливо и артикулированно повторять, однако в отрыве от контекста, английские и иностранные слова и предложения .

Если развивается пригодная для использования речь, то тогда в дополнение к функционирующим речевому и слуховому аппаратам должна еще произойти и дифференциация между собой и объектами и возникнуть организация влечений, достаточная для того, чтобы придать использованию языка важную функцию. Поскольку конгенитально глухой человек, в отличие от аутичного конгенитально слепого ребенка, достигает такой степени психологического развития, он способен применять язык символов в качестве компенсации своего недостаточно сформированного речевого и слухового аппарата. Употребление слова «dumb», означающего как неспособность говорить, так и недостаток интеллектуальных способностей, является, однако, красноречивым свидетельством нашей склонности путать способность превращать мысли в речь со способностью к мышлению в целом.

в) С двойным значением, которое мы приписываем (в англоязычных странах) сло-ву «dumb», согласуется то, что способность артикулированно говорить мы склоннысвязывать с уровнем интеллектуального развития. Фактически ребенок с нормальноразвивающимся речевым и слуховым аппаратом подвергается все большей угрозе из-за того, что ему ошибочно приписывают способности взрослых и полагают, что используемые им слова означают то же, что под ними понимает взрослый. Но как показывает следующий раздел из клинического опыта, то, что понимает ребенок в данной коммуникации, отображает состояние его когнитивного и инстинктивного развития. На самом деле то, что понимает ребенок в данном сообщении, может иметь мало общего с тем, что имеется в виду взрослым. Это может привести у развивающегося ребенка к полной путанице и, как показывает следующий клинический пример, оказывать постоянное влияние на последующее психопатическое развитие.

М. Вульфф (Wulff 1951) описала важную когнитивную дилемму, с которой столкнулся восемнадцатимесячный ребенок, страдавший фобическими и обсессивными симптомами. Пациентка всегда убирала комнату, если играла, и протирала пол. Как только она находила на полу КЛОЧОК бумаги, крошку или нитку, она обязательно должна была их поднять и выбросить в корзинку для мусора. Эта невротическая фиксация развилась в связи с приучением к опрятности, когда родители призывали ее быть «чистой». Когда, по совету Вульфф, они ослабили все правила и требования, связанные с контролем над опорожнением кишечника, симптомы ребенка полностью исчезли. Вульфф выдвинула предположение, что «страх, приведший к образованию симптома, развился в связи с внешними причинами — авторитарными запретами и требованиями родителей, — а не проистекал из интрапсихического конфликта». Далее Вульфф говорит «Мы должны рассматривать эту навязчивую фиксацию у маленького ребенка как раннюю и очень сильную реакцию Я, при которой Я — пока еще слабое и малоразвитое — пытается справиться с требованиями реальности, а именно пытаясь идентифицировать себя с родителями или их представителями».

Следующая интерпретация, на мой взгляд, согласуется с замечаниями Вульфф. Мы не располагаем надежной информацией, свидетельствующей о том, в каком возрасте дети начинают идентифицировать экскременты с грязью или нечистотами. Кроме того, насколько мне известно, по-прежнему не доказано, на каком этапе и в какой последовательности ребенок приходит к тому, чтобы связывать некую причину, то есть испражнение, которое он не может видеть и воспринимает как просто нечто приятное, во-первых, с продуктом и, во-вторых, с возможностью волевого контроля. Мы также знаем, что восемнадцатимесячные дети еще не так далеки от фазы жизни, в которой нередко бывает, что дети пачкаются и едят фекалии. Не может ли быть так, что пациентка Вульфф в силу аффективных или когнитивных причин пока еще не могла установить связи между понятием чистоты и контролированием стула? Вполне возможно, что основная ее проблема состояла лишь в том, чтобы добиться расположения своих родителей. А поскольку, быть может, особое, наглядное значение, которое ее родители придавали слову «чистый», находилось вне ее понимания, ее усилия были обречены на провал. Она просто не понимала той проблемы, которую требовалось ей решить.

Страницы: 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...