ПРИНЦИПЫ ЭПИГЕНЕЗА В АСПЕКТЕ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Описание Абрахама (Abraham 1924) шести ступеней развития либидо и шести соответствующих фаз объектной любви предшествовало многим работам о том, как следует применять принципы эпигенеза (то есть развития через новообразования) к психическому развитию. Рене Шпиц, который исходит из того, что «социальная» улыбка формируется примерно в три месяца, а страх посторонних людей — примерно в восемь, подразделяет оральную фазу на три ступени. Описание Маргарет Малер (Mahler 196S) первых трех лет жизни в виде последовательности симбиоза, сепарации/индивидуации и фазы нового сближения (см. статью Й. Шторка в этом томе) и вывод Эриксона (Erikson 1956) на основе психосоциальных критериев (см. статью Э. К. Адамса в т. III) о наличии восьми фаз в развитии человека, представляют собой расширение этого принципа исследователями-психоаналитиками, в последовательности этапов и периодов, которая описывается Пиаже, и в идее Мак-гроу (McGraw 1945), что последовательность формирования различных моторных способностей подчиняется определенным правилам и ее можно предсказать, осуществляется этот же самый принцип. В ка>кдом случае сущность лежащей в основе структуры или функции понимается, с одной стороны, как результат генетически обусловленных процессов, с другой стороны, как результат влияния внешней среды, в которой они проявляются.

Поскольку психические функции в процессе развития изменяются в предопределенной последовательности, мы можем понимать развитие коэнестетических ощущений, то есть дифференцирующего зрения и слуха — «ведущей модальности органов чувств», как последовательность точек вдоль эпигенетической линии. Так как каждая из этих функций появляется во временной связи с определенными фазами других последовательностей развития, выпадение определенной функции можно использовать для того, чтобы отделить аспекты специфического для фаз поведения, которое коренится в генетически обусловленной предрасположенности индивида, от аспектов, отражающих влияние внешгей среды, Описанные выше аномальные реакции слепорожденных в сфере обусловленных созреванием навыков хватания и координации между глазом и рукой вносят здесь необходимую ясность. Тем самым кон-генитальная и перинатальная утрата органов чувств предоставляет возможность исследовать множество процессов, связанных с процессами интернализации, дифференциации себя и объекта, возникновением психических структур, а также развитием аффективных и когнитивных способностей.

В сфере формирующихся психических функций трудно провести различие между теми функциями, которые отражают конституциональную предрасположенность индивида, и теми, где главными факторами являются предыдущий опыт и актуальные переживания. Тем не менее можно исходить из того, что гипотеза, согласно которой инстинкты, влечения, а также такие сложные образования, как Я и Сверх-Я, существуют a priori в виде задатков, достаточно обоснована. В качестве примера здесь можно привести гипотезу Мелани Кляйн о том, что и новорожденный, и маленький ребенок способны воспринимать родителей как независимо существующие объекты и вести насыщенную, дифференцированную, направленную на этих родителей жизнь в фантазии. В этой связи следует указать на исследование Феликса Дойча (Deutsch 1940) чувства реальности у конгенитальных слепых, в котором он занимался теми же проблемами. Дойч рассматривал феномен врожденной слепоты как относящийся к «центральной теме утраты органа» и разработал на этой основе представление о том, что рождение слепым представляет собой травматическое событие и что это событие сопоставимо с тем, что испытывает человек, потеряв в дальнейшем один из своих органов. Я считаю это сравнение неверным. Индивид, который рождается с физическим недостатком или дефектом органов чувств, ничего — как и ребенок, страдающий от дефицита материнской заботы, — не потерял. Психическое воздействие такого нарушения надо рассматривать в отношении той роли, которую недостающая часть тела или недостающая фушсция играет в норме в развитии психической структуры. Поэтому ситуацию нельзя сравнивать с ситуацией человека, перенесшего ампутацию, у которого уже накоплен опыт, связанный с утраченным органом, то есть с ситуацией человека, психическая структура которого, гключая его представление о себе, объектные отношения и восприятие мира, развивалась при наличии дееспособного органа. Для таких людей утрата органа действительно является травмой, тогда как врожденный дефект представляет собой недостаток, с которым он должен справиться. Поэтому неудивительно, что психические проблемы, которые испытывают люди с конгениталъ-ной и перинатальной утратой органов чувств, имеют мало сходства с нарушениями, возникающими в последующей жизни.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...