В той же книге Кремериус (Cremerius 1956) говорит об эпохальном открытии Фрейдом значения раннедетского развития, в частности влияния побуждений и потребностей на формирование характера человека. Первые годы жизни являются фундаментом для последующего развития. Одним из важнейших открытий Фрейда является осознание чрезвычайной пластичности и уязвимости нашего раннего детства, важности ранних впечатлений, которые формируют базисную структуру нашей личности. С самой ранней юности человек находится в постоянном процессе обучения. Органы и функции органов также задействованы в этом процессе, и, собственно говоря, все первичные потребности и реакции глубочайшим образом укоренены в биологической сфере. Различие между психическими и биологическими аспектами реагирования в раннем детском возрасте пока еще не является четко выраженным. Если маленький ребенок переживает аффект, то его эмоциональное поведение представляет собой тотальное явление. И только позднее происходит десоматизация эмоциональной жизни и эффективности. Это теснейшим образом связано с развитием интеллекта и регуляторных способностей Я и личности, которые позволяют человеку дистанцироваться от своего эмоционального поведения.

Если этот процесс десоматизации подробно описан в психологии развития, то психосоматической медициной и психоанализом подчеркивается роль ресомати-зации, особенно при психосоматических синдромах. Вслед за Шуром это подробно было проанализировано А. Мичерлихом и его сотрудниками, которые после Второй мировой войны провели столь важную новаторскую работу в области психосоматической медицины. В превосходном обзоре, в котором рассматривается вклад психоанализа в психосоматическую медицину, де Бур пишет Мичерлих отстаивает точку зрения, что целостной психосоматической теории до сих пор не существует Общее патогенетическое представление о психосоматической болезни можно охарактеризовать следующим образом: «Под воздействием остающегося неразрешенным переживания конфликта мобилизуются влечения-желания, которые, однако, ведут к возникновению неприятного напряжения. Поскольку нормальный или непосредственный путь к удовлетворению прегражден Я, Оно вынуждает к парциальной разрядке в компромиссном решении. Ареной компромисса является собственное тело . Физический симптом является для психоаналитика выражением болезни, его системой координат — история жизни» (de Boor 1965, 76). Мичерлих развил свои представления в работе «Болезнь как конфликт» (Mitscherlich 1970b). Особое внимание он уделил фактору времени при возникновении психосоматического синдрома. В этом он опирается на теорию Виктора фон Вайцзеккера. Широкую известность получили его представления о «хронификации» психосоматического события.

В своем обзоре де Бур обсуждает работы первых аналитиков, которые занимались психосоматическими проблемами, например Гроддека, Дойча и Фенихеля, и аналитиков следующего поколения — Александера, Гринкера, Марголина, Куби, Шура, Уиздома и др. Гроддек проанализировал сходство динамики физических симптомов и симптомогенеза с явлением сновидения; он полагал, что органические симптомы развиваются точно так же, как при работе сновидения и работе невроза Для него не существовало принципиального различия между психическим событием и органическим.

Но на вопрос, почему в одном случае возникает психоневроз, а в другом — психосо-матоз, он пока еще не мог ответить. Франц Александер и его ученики опубликовали в 30-е годы важные статьи о психосоматическом развитии личности. В дальнейшем они разработали технику, позволяющую независимо от диагноза, на основе психологического тестирования и интервью с пациентом предсказать, каким соматическим недугом скорее всего будет страдать больной (см также Schmale 1972).

Тем самым они внесли важный вклад в решение проблематики так называемой психосоматической специфичности. Уиздом попытался объяснить эту специфичность с помощью интроективной теории Кляйн (см. статьи Й. Шторка и Р. Ризенберг в т. III). Он считает, что психосоматический пациент реагирует на «злые» интроекты (например, на интроект злой матери). В случае же истерии «злые» интроекты находят телесное выражение в истерической симптоматике (см. статью А. Грина в т. I). Бастиаанс развивал эту теорию с помощью концепции так называемого репрезентируемого мира, разработанной Дж. Сандлером (Sandler 1962). Он ввел модель трех секторов репрезентируемого мира (мир объектов, мир Самости и мир тела), которая позволяет точно описать различие между разными психиатрическими и психосоматическими синдромами. С помощью этой модели можно определить, что в данном синдроме является типичным или специфическим.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...