Далее Фрейд говорит о двух высокоорганизованных, издавна существующих массах — церкви и войске, В обеих искусственных массах есть глава, который любит всех одинаково. «От этой иллюзии, — говорит Фрейд, — зависит все; разрушьте ее — и тотчас же, лишь внешние обстоятельства позволят, распадутся и церковь, и войско» (XIII, 102). Отдельный человек связан с вождем и другими членами (братьями) через либидо. Такой вид связи присущ не только церкви и армии, но и коллективным структурам социализма и коммунизма и даже «научным школам».

Согласно Фрейду, наряду с этими либидинозными связями следует учитывать также агрессивные импульсы человека, его готовность ненавидеть, которую, однако, можно нейтрализовать альтруистическими либидинозными влечениями. Впрочем, хотя «сдержанные в отношении цели влечения» (в частности влюбленность, нежность и прежде всего идентификации) и содействуют определенному «ущемлению Я» (XIII, 113), они все же существенно влияют на образование массы.

Здесь Фрейд подробно останавливается на идентификации и различных метапси-хологических способах ее рассмотрения.

Следующий раздел посвящен влюбленности и гипнозу. Влюбленность чаще всего ведет к переоценке объекта любви. Происходит «идеализация», при которой с объектом обращаются, как с собственньш Я. Объект служит также тому, «чтобы заменить свой собственный недостижимый Я-идеал» (XIII, 124). В крайних случаях, говорит Фрейд, объект начинает занимать место Я-идеала.

Различие между идентификацией и влюбленностью Фрейд характеризует так: «В случае идентификации объект либо утрачен, либо отвергнут; затем он снова воссоздается в Я, причем частично изменяется по образцу утраченного объекта. В другом же случае объект сохраняется и как таковой гиперкатектируется со стороны и за счет Я» (XIII, 125). Таким образом, приидентификации объект занимает место Я, при влюбленности — место идеала Я.

Фрейд проводит параллель между такой влюбленностью и гипнозом: «То же смиренное подчинение, уступчивость, отсутствие критики в отношении гипнотизера, что и в отношении объекта любви» (XIII, 126). Гипнотизер представляет Я-идеал, то есть «единственный объект; помимо него, никто другой не принимается во внимание»; таким образом, он получает также контроль над «реальностью» (XIII, 126).

Фрейд развивает эту мысль в аспекте формирования связей в массе: определенное число индивидов ставят на место своего Я-идеала один и тот же объект и «в результате идентифицируются в своем Я друг с другом» (XIII, 128).

В ходе дальнейших рассуждений Фрейд переходит к стадному влечению в понимании у. Троттера и заключает, что, хотя человек и не стадное животное, его можно назвать «животным орды», «особью в предводительствуемой вождем орде» (XIII, 135).

В результате Фрейд вновь обращается к своей работе «Тотем и табу» (1912). Он приходит к обобщающему тезису: «Праотец — это идеал массы, подчиняющий себе вместо Я-идеала человеческое Я» (XIII, 142).

В последнем разделе Фрейд словно предвосхищает часть своей поздней программной работы «Я и Оно» (1923). Я человека представляет собой расчлененную функциональную структуру, содержательная или материальная сторона которой является «составной частью многих масс, имеет самые разные связи вследствие идентификации» (XIII, 144). Каждый человек «создал свой Я-идеал по различным образцам. Таким образом, каждый человек присутствует во многих массовых душах — своей расы, сословия, религиозной общины, государства и тд., — и, кроме того, он может подняться до частицы самостоятельности и оригинальности» (XIII, 144).

Так появляется «ступень в Я»; предпосылками этого являются «идентификация и установление объекта на место идеала Я». Фрейд приводит примеры: «Родившись, мы сделали шаг от абсолютно самодостаточного нарциссизма к восприятию изменчивого внешнего мира, к началу обретения объектов, и с этим связано то, что мы не способны долго выносить это новое состояние, мы периодически упраздняем его и во сне возвращаемся к прежнему состоянию безмятежности и избегания объектов» (XIII, 146). Б качестве следующего примера следует указать на сновидение и невроз, при которых «когерентное Я» не имеет стабильных отношений с «бессознательно вытесненным». Разделение Я и Я-идеала должно, по всей видимости, постоянно упраздняться: «При всех запретах и ограничениях, которым подвергается Я, периодическое нарушение запрета является правилом, о чем, например, свидетельствует институт праздников, которые изначально представляют собой не что иное, как запрещенный законом эксцесс, и именно это освобождение придает им характер веселья» (ХШ, 147). Когда Я и Я-идеал совпадают, это переживается как чувство триумфа; если же разрыв между ними слишком велик, возникает чувство вины или неполноценности.

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Смотрите также

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...