Далее Фрейд подробно описывает воздействие отказа от агрессии. Мы приводим здесь длинную цитату, поскольку она самым прямым образом затрагивает вопрос образования культуры и религии. «Воздействие отказа от влечения на совесть происходит так: любая часть агрессии, от удовлетворения которой мы отказались, подхватывается Сверх-Я и усиливает его агрессию. С этим совершенно не согласуется то, что первоначальная агрессия совести является продолжением строгости внешнего авторитета, то есть не имеет ничего общего с отказом. Однако эту несогласованность мы устраним, если предположим другой путь возникновения этой первичной агрессии Сверх-Я, Против авторитета, препятствующего ребенку в его первых, но самых важных удовлетворениях, должна развиваться очень сильная агрессивность, независимо от вида требуемых отказов от влечения. Поневоле ребенок должен был отказаться от удовлетворения этой мстительной агрессии. Он помогает себе выбраться из этой сложной экономической ситуации с помощью известных механизмов, ин-троецируя посредством идентификации этот непререкаемый авторитет, ставший теперь Сверх-Я и оказавшийся обладателем всей агрессии, которую в детстве человек охотно направил бы против него. Я ребенка вынуждено довольствоваться печальной ролью униженного таким образом авторитета — отца . Отношение между Сверх-Я и Я — это искаженное желанием повторение реальных отношений между еще не разделенным Я и внешним объектом. И это тоже типично. Существенное отличие, однако, заключается в том, что первоначальная строгость Сверх-Я не такая или не совсем такая, как испытанная или предполагаемая строгость объекта, а представляет собственную агрессию против него. Если это так, то можно действительно Утверждать, что совесть вначале возникла в результате подавления агрессии и впоследствии усилилась благодаря новым таким подавлениям» (XIV, 488—489).

Подводя итог, Фрейд подчеркивает, что «мстительная агрессия ребенка . определяется мерой карающей агрессии, которую он ждет от отца» (XIV, 489). Он также подчеркивает здесь, что «чувство вины человечества происходит из эдипова комплекса и было приобретено после убийства отца союзом братьев» (XIV, 490).

Пожалуй, суть вопроса проясняет следующее примечание: «Итак, если отвлечься от гипотетического конституционального фактора, то можно сказать, что строгая совесть возникает из взаимодействия двух жизненных влияний — отказа от влечений, что развязывает агрессию, и опыта любви, который обращает эту агрессию внутрь и передает Сверх-Я» (XIV, 490).

В этой связи Фрейд говорит о раскаянье, возникающем, когда человек нечто преступил и хочет задним числом это поправить. Однако совесть дала о себе знать еще раньше: речь идет о готовности чувствовать себя виноватым, существующей еще до поступка. При убийстве праотца дело обстоит следующим образом: раскаянье было основано на изначальной эмоциональной амбивалентности по отношению к отцу: «После того как ненависть была удовлетворена с помощью агрессии, в раскаянье о содеянном проявилась любовь, через идентификацию с отцом создавшая Сверх-Я, наделившая его властью отца, словно в наказание за совершенное против него агрессивное действие и установившая ограничения, которые призваны предотвратить повторение поступка А так как склонность к агрессии против отца воспроизводилась и в следующих поколениях, чувство вины продолжало существовать и усиливаться при всякой агрессии, подавленной и перенесенной в Сверх-Я. Теперь, на мой взгляд, мы наконец обрели полную ясность и относительно роли любви в возникновении совести, и относительно роковой неизбежности чувства вины. На деле не так уж важно, был ли отец убит или от этого поступка воздержались. Люди все равно чувствуют себя виноватыми, ибо чувство вины есть проявление конфликта амбивалентности, извечной борьбы между эросол! и деструктивным влечением, или влечением к смерти. Этот конфликт разгорается, как только перед человеком встает задача совместной жизни с другими людьми; пока общество существует лишь в форме семьи, этот конфликт неизбежно будет выражаться в эдиповом комплексе, формировать совесть и создавать первое чувство вины. При попытке расширить эту общность тот же конфликт продолжается в зависимых от прошлого формах, усиливается и приводит к дальнейшему усилению чувства вины. Поскольку культура повинуется внутреннему эротическому импульсу, повелевающему ей объединять людей во внутренне связанную массу, она способна достичь этой цели только путем постоянного усиления чувства вины. Что началось с отца, довершается в массе. Если культура представляет собой необходимый процесс развития от семьи к человечеству, то с ней неразрывно связано — как следствие с нею родившегося конфликта амбивалентности, как следствие извечной вражды между любовью и стремлением к смерти — усиление чувства вины, быть может, до уровня, который отдельный человек находит едва выносимым» (XIV, 492—493).

Страницы: 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...