Таким образом, прогресс культуры, по мнению Фрейда, оборачивается колоссальным ущербом для счастья и сопряжен с необычайной склонностью к агрессии, направленной либо вовне, либо саморазрушительной, бушующей в душе человека.

В заключительной части книги Фрейд задается вопросом о соответствии между культурной эволюцией человечества и развитием индивида У индивида существует эгоистическое стремление к счастью, взаимосвязанное с альтруизмом, со стремлением к объединению с другими людьми. Это можно расценивать как «раздор в хозяйстве либидо, сопоставимый со спором о распределении либидо между Я и объектами» (XIV, 501).

О пути развития человечества, как и индивида, люжно сказать, что общество формирует Сверх-Я, которое имеет черты, характерные для различных эпох становления культуры (см. статью Л- Айке в т. I). В Сверх-Я культуры следует отличать этику, регулирующую отношения между людьми, от религии, которая имеет значение мотивации и утешения благодаря вере в потусторонний мир, «великого отца». Наша культура в своих этических требованиях слишком сурова, ибо она действует так, будто человек способен исполнять требования этики, не расплачиваясь за это неврозом. В заключение Фрейд ставит вопрос о ценности и значении нашей культуры и приходит к выводу, что «ценностные суждения людей, безусловно, проистекают из их желания счастья, то есть представляют собой попытку подкрепить свои иллюзии аргументами» (XIV, 505). По Фрейду, не может быть ни религиозного, ни иного утешения подобного рода, хотя «самые ярые революционеры» ищут его с той же страстью, что и «самые кроткие верующие» (XIV, 506).

Таким образом, в этой работе Фрейд снова проводит мысль о едином корне религии, морали и социальности— «главных содержаний высшего в человеке» (XIII, 265). При этом он все более подчеркивает важность разграничения этики и религии.

Фрейд при всякой возможности высказывался об общественной жизни людейи ее культурных предпосылках. С одной стороны, он рассматривал отказ от влеченийи культуру как тесно связанные между собой, с другой стороны, он не уставал под-черкивать свое бессилие и бессилие психоанализа устранить такую культуру и заме-нить ее отношениями между людьми и народами, которые были бы продиктованыразумом, а не аффектами. *■

Так, в 1926 году в работе «К вопросу о неврачебном анализе» он писал: «Наша культура оказывает на нас едва ли выносимое давление, она требует корректировки. Не слишком ли фантастическим было бы ожидать, что психоанализ, несмотря на все его сложности, может быть призван к работе, подготавливающей людей к подобной корректировке?» (XIV, 285). Но для этого совесть человека должна стать «достаточно безличной» (XIV, 254), ибо только тогда окажется несомненным, что эдипов комплекс претерпел правильную метаморфозу, поскольку Сверх-Я уже не будет противостоять Я, как строгий отец противостоит ребенку, а нравственность уже не будет вести себя так примитивно, как при авторитарно обусловленной зависимости ребенка.

Эти мысли развиваются в рассматриваемой ниже переписке Фрейда с физиком Эйнштейном (см. статью Мартина Гротьяна «Переписка Фрейда» в ф, I). Они характеризуют его подход к критике культуры и общества.

«ПОЧЕМУ ВОЙНА?» (1933)

В ответе на открытое письмо Эйнштейна Фрейд, называющий себя здесь «теоретиком не от мира сего» (XVI, 24), вновь обращается к своей главной задаче — используя знание психических взаимосвязей, прийти на помощь практикам, чтобы они «подручными средствами» (XVI, 24) предотвратили угрозу войны между народами.

Развивая мысли Эйнштейна, Фрейд обсуждает роль власти и права. Право возникает как власть «объединившихся людей».(ХУ1, 15) и, таким образом, навязывается отдельному человеку. В «сообществах, основанных на общности интересов», складываются «эмоциональные связи, чувство общности, на которых зиждется сила этих союзов» (XVI, 16). Далее он говорит о «правовой неразберихе», возникающей вследствие раздоров между «объединившимися людьми», которая, с одной стороны, может вести к установлению отношений господства между власть имущими и подвластными им людьми, а с другой стороны, к стремлению угнетенных освободиться от такого господства. Третий источник изменения права — «культурные перемены в членах сообщества» (XVI, 17). Такое изменение совершается через «попытку завоевать, апеллируя к определенным идеальным установкам, авторитет (то есть стать силой принрк-Дения), который прежде опирался на обладание властью» (XVI, 1819). Правда,

Страницы: 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...