Но как раз к диктатуре разума, пусть Фрейд и называет ее утопией, относится полная и опасная интернализация агрессивных импульсов человека наряду с ли-бидинозными компонентами.

Важно понять, какие Я-идеалы необходимы отдельному человеку и какое материальное ядро ожиданий и общечеловеческих норм должно их заполнить.

Представление о равных возможностях людей, из которого исходит Фрейд, дискутируется и поныне, в том числе как «участие в учебных процессах, формирующих нормы и ценности» и тем самым как «основа новой идентичности», которая в свою очередь сама не должна быть «просто проекцией» (Habermas, 1974, 71 ). Однако без интернализации это осталось бы, наверное, проекцией или бессознательно отведенной вовне агрессией, гибельной для культуры и общества

И здесь, пожалуй, следует задать еще один вопрос: не слишком ли опасно приближается Я-идеал в понимании Фрейда к «мировоззрению», проявляющемуся в форме ожиданий и убеждений массы единомышленников. Этому посвящена следующая работа Фрейда

«О МИРОВОЗЗРЕНИИ» (1933)

В 35-й лекции (так и не прочитанной) из «Нового цикла лекций по введению в психоанализ» Фрейд продолжает осуществлять главную задачу — критику религии. Кроме того, Фрейд борется в ней с попытками увидеть в психоанализе новое мировоззрение и ждать от него тех утешений, что уготованы религиозным мировоззрением. Фрейд вынужден в это время разъяснять ошибочность смешения психоанализа с «философией становления сознания» романтиков (ср. Mann 1965,13; Jones 1962, III, 519).

Сразу же приведем в качестве своего рода резюме заключительные слова этой лекции: «Думаю, психоанализ не способен дать особое мировоззрение. Он и не нуждается в этом: будучи частью науки, он может присоединиться к научному мировоззрению. Однако оно едва ли заслуживает столь громкого титула, ибо оно не есть воззрение на все в мире, оно слишком несовершенно, не претендует на законченность и систематичность. Среди людей научное мышление все еще очень молодо, еще не смогло ответить на очень многие великие вопросы. Мировоззрение, основанное на науке, помимо того что опирается на реальный внешний мир, характеризуется, по сути, от противного, то есть отвергает все, кроме истины, отказывается от иллюзий. Кого из наших современников это не устраивает, кто требует для своего сиюминутного успокоения большего, пусть ищет его, где может. Мы на него не обидимся, помочь не сможем, но и мыслить иначе ради него не станем» (XV, 197).

Во фрейдовском определении мировоззрения — впрочем, это относится и к истине (ср. XV, 184) — проявляется реализм критики знания. Согласно Фрейду, мировоззрение — «это интеллектуальная конструкция, которая единообразно решает все проблемы нашего бытия исходя из некоего допущения высшего порядка, где, следовательно, ни один вопрос не остается без ответа, а все, что вызывает наш интерес, находит свое определенное место» (XV, 170). Такой принцип высшего порядка относится, по мнению Фрейда, к разряду «идеальных устремлений людей» (XV, 170), поскольку помогает обрести определенность и смысл.

В этом смысле психоанализ никак не может быть мировоззрением, поскольку будучи «специальной дисциплиной, отраслью психологии» (XV, 170) он к этому непригоден и должен «принять мировоззрение науки» (XV, 171). «Но научное мировоззрение, — продолжает Фрейд, — уже явно не подпадает под наше определение. Единое объяснение мира предлагается, правда, и им, но только как дальний замысел, исполнение которого переносится в будущее» (XV, 171). Далее Фрейд спорит с представлением о скудости научного мировоззрения.

Такое мировоззрение свободно от всех аффективных требований, религиозных иллюзий и притязаний, которые скорее относятся к сфере психозов, чем к действительности. Вклад психоанализа в научное мировоззрение заключается в том, что он распространил его на область человеческой психики. То, что религия и философия мнят себя дисциплинами, независимыми от науки, а потому считают, что наука не вправе что-либо говорить о них от себя, Фрейд отметает как вызов истине. Нельзя согласиться с тем, что любая религия в равной мере несет в себе истину, хотя к такому воззрению относятся сегодня терпимо: «Дело в том, что истина не может быть терпимой, она не допускает никаких компромиссов и оговорок; для научного исследования все области человеческой деятельности — его территория, и оно должно быть безжалостно к любой силе, пытающейся отхватить от нее хоть кусочек» (XV, 173). Религия «является единственным серьезным врагом» науки (XV, 173). Искусство же и философия не являются теми «силами, которые могут поспорить с наукой» (XV, 173).

Страницы: 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Смотрите также

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...