Он вкратце останавливается на философских мировоззрениях, в частности на интеллектуальном нигилизме, а затем на учении Карла Маркса. При этом он сразу же признает недостаточность своей подготовки в этом вопросе. По мнению Фрейда, сила марксизма не в понимании истории, а «в проницательном доказательстве императивного влияния, которое оказывают экономические отношения людей на их интеллектуальные, этические и эстетические установки» (XV, 193). Но экономические отношения — не единственное, что вытекает из того факта, что «различные люди, расы, народы в одинаковых экономических условиях ведут себя по-разному» (XV, 133). Кроме того, речь всегда идет о «реакциях живых человеческих существ», которые также уже были задействованы в установлении этих экономических отношений. Но тут Фрейд делает замечание, которое мы здесь еще раз приводим как выражение его общей позиции: «Если бы кто-нибудь сумел, в частности, показать, как эти различные моменты, общечеловеческие задатки влечений, их расовые вариации и культурные преобразования в условиях социальной системы, профессиональной деятельности и возможностей заработка тормозят и стимулируют друг друга, если бы кто-нибудь смог это сделать, то этим дополнением он превратил бы марксизм в настоящее обществоведение» (XV, 194). Тогда, по мнению Фрейда, марксизм не упрекали бы в том, что он рассматривает произведения Маркса «как источник откровения» (XV, 195) и даже, как всякая религия, гонится за иллюзией, которую можно поддерживать только гнетом и принуждением.

Но это значит, что задача человека заключается в том, чтобы овладеть силами природы и тем самым, как говорит Фрейд, облегчить удовлетворение потребностей: «Только тогда, наверное, станет возможным, чтобы новый общественный строй не только покончил с материальной нуждой масс, но услышал и культурные запросы отдельного человека» (XV, 197).'

Именно культурные запросы и заставляют Фрейда снова и снова обращаться к запросам религиозным, поскольку в них даются наиболее ясные ответы на вопросы об устремлениях человека и смысле человеческого бытия.

В разбираемой ниже последней крупной работе Фрейда это стремление проявляется особенно отчетливо.

«ЧЕЛОВЕК МОИСЕЙ И МОНОТЕИСТИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ» (1939)

В обобщающей части данной работы Фрейд признается, что ему самому не нравится манера подачи материала в ряде разделов книги (ср. XVI, 210). Ему так и не удалось «стереть следы весьма необычной истории создания этой работы». Он объясняет: «Дело в том, что я писал ее дважды. Первый вариант был Написан несколько лет назад в Вене, когда я не верил, что она может быть опубликована. Я решил забросить ее, но она продолжала мучить меня, словно неприкаянный дух» (XVI, 210).

То, что мучило Фрейда, началось, пожалуй, еще в годы его детства и юности, когда он постоянно «спотыкался» о свое еврейское происхождение. Позднее неотступно преследовавший Фрейда вопрос о собственной идентичности воплотила для него фигура Моисея, особенно образ, созданный Микеланджело. Она стала выражением «высшего духовного свершения, на которое способен человек, — подавления собственных страстей во имя высокого предназначения» (X, 198). Джонс отмечает, что к образу Моисея как «могущественному имаго отца» или объекту идентификации Фрейд обращался начиная с первых очерков, посвященных Библии, и вплоть до последней своей книги — разбираемой здесь работы о Моисее и монотеизме (Jones 1962, II, 430). Джонс обращает наше внимание и на то, что еще в 1934 году Фрейд набросал кое-какие мысли о Моисее и монотеистической религии, причем не в последнюю очередь из-за возобновившегося преследования евреев в Германии Третьего рейха (ср. Jones 1962, III, 230). Как писал Фрейд Арнольду Цвейгу 30 сентября 1934 года, во время отпуска он изложил на бумаге ряд мыслей, которые поначалу казались ему скорее досужими, но постепенно стали неотвязными: «В свете новых преследований снова встает вопрос, как еврей появился и почему навлек на себя эту неизбывную ненависть» (Freud/Zweig 1968,102). Примерно так же объясняет Фрейд мотивы создания этой работы в письме Лу Андреас-Саломе (Freud/Lou Andreas-Salomй, 1966, 222; ср. Schur, 1973, 551).

Страницы: 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Смотрите также

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...