То, что ближайшие коллеги Фрейда стремились при его жизни к «эмансипирующему» истолкованию психоанализа, не вступая в конфликт с Фрейдом, свидетельствует о возможностях, заложенных в психоаналитическом движении. Сам Фрейд неразделял эти истолкования, но считал их совместимыми со своими идеями.

Теперь остается лишь один шаг признать марксизм еще одной эмансипирующей наукой и рассматривать его и психоанализ как взаимосвязанные. То есть марксизм в качестве первоначальной науки может охватывать добавляющиеся впоследствии знания, накопленные психоанализом; и наоборот, психоанализ может включать в себя марксизм как сутцествуъэщую поныне науку. Это зависит исключительно от того, что считать верным: марксизм, психоанализ или тот и другой вместе взятые.

Остается еще шестая возможностью, которая уже начала реализовываться (см схему 1F).

Возникает новая наука, включающая в себя как психоанализ, так и марксизм наряду с еще несколькими другими науками, такими, как лингвистика, биология и т. д. Что бы ни возникало затем помимо марксизма и психоанализа, это будет наука такого же ранга, а все они — частями нового целого.

Как уже отмечалось в начале данной статьи, эти новые области знания называются «психоисторией» и «общей антропологией». Область психоистории до сих пор имеет своих известнейших представителей в США, где один из журналов посвящен в первую очередь истории детства (DeMause 1974).

Это новое направление, которое пытается объяснить историю, то есть исконный объект марксизма, исходя из способа детского воспитания, разумеется, не может обойти стороной в своих исследованиях экономические отношения. Поэтому в данной области психоаналитики и марксисты могли бы параллельно заниматься своими научными исследованиями. То же самое относится и к тому, что мы назвали общей антропологией. Клод Леви-Стросс и другие исследователи уже используют идеи Маркса и Фрейда как рядоположные. Чем шире понимается проблема, тем легче найти место марксизму и психоанализу в более крупной научной системе.

Вместе с тем остается одна проблема, к которой мы должны теперь обратиться.Нередко встречается мнение, что Фрейд исходил из представлений Гоббса о человеке,Маркс же следовал идеям Руссо. Выражаясь современными терминами, человеккак вид наделен от природы влечением к разрушению. Как бы ни называли это вле-чение — влечением к смерти или агрессивным влечением, — для нас это не важно.В свою очередь для Маркса и марксистов человек как вид является миролюбивым,и только общественные отношения побуждают его к уничтожению своих собратьев.Многие авторы считают, что эти принципиальные позиции представляют собой не-преодолимое противоречие. ^

В конце этого обзора я позволю себе изложить свою собственную точку зрения на этот вопрос.

На мой взгляд, противоречие между Гоббсом и Руссо не является таким же, как противоречие между Марксом и Фрейдом Если первые еще были полностью ограничены знанием своего времени, то Маркс и Фрейд уже пытались подобраться к об-, ласти своих исследований, привлекая методы естественных наук. Тот и другой считали, что своими высказываниями выражают общие законы природы: первый — законы истории, второй — законы душевной жизни людей. Оба в этом отношении заблуждались, поскольку мы сегодня уже не можем говорить, как они, об общих законах природы. Мы довольствуемся по возможности точными приближениями к тому, что может быть познано научным путем. Прогнозы на основе достигнутых знаний делала-лишь небольшая, близкая к сциентизму группа ученых. То, что К. Р. Эйсслер называет антропической наукой (Eissler 1965), уже не используется для того, чтобы делать надежные прогнозы. Вся философия науки переживает переломный момент, и, по моему мнению, было бы пока еще преждевременно обесценивать надежные данные, зидя-в них больше, чем точные описания. То же самое относится и к пониманию человека как «доброго» или «злого». Легко доказать, что оценка Марксом людей не так уж отличалась от оценки Фрейда. Уже в силу самого факта его характера как политической

го бойца и революционера маловероятно, чтобы Маркс воспринимал своих современников иначе, чем как крайне агрессивных И наоборот, именно Фрейд показал, что вид homo sapiens благодаря своей особой психической организации, то есть благодаря разделению на Оно, Я и Сверх-Я, сам способен держать в узде деструктивное влечение. И именно психоаналитическая психология Я своим пониманием пластичности человеческой психики демонстрирует здесь новые возможности .

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...