Иначе обстоит дело с одним общим понятием, поскольку при ближайшем рассмотрении эта общность оказывается всего лишь сходством слова. Я имею в виду понятие отчуждения. Хотя марксистами оно тоже иногда используется в индивидуальном значении, например при отчуждении человека в социальной надстрой* ке. Отчуждение у Маркса всегда, однако, предстает общественным явлением, у Фрейда — симптомом, выражающим чувство утраты хорошо знакомого объекта. Если этим объектом было собственное Я, то отчуждение превращается в деперсонализацию (XVI, 255) .

Третий общий момент является скорее продуктом социальной и политической истории, о которой я уже говорил. Воспринимаемые господствующими слоями об* щества как несущие в себе угрозу (Маркс как разрушитель общественных устоев, Фрейд — моральных), тот и другой были вынуждены форсировать преобразование теории в практику вплоть до создания международных организаций.

Четыре созданные до сих пор международные социалистические организации являются таким же непосредственным результатом марксистского учения, как и порожденное Фрейдом Международное психоаналитическое объединение. В этом выражается революционный, направленный против существующего мышления дух, который должен создать свои собственные инструменты, чтобы реализоваться на практике.

Было бы так же невозможно сделать существующие политические организации марксистскими, как психоаналитически преобразовать изучавшиеся в университетах психологию и психиатрию. Наиболее ясно это отражено Фрейдом в его переписке с Блейлером (1965/66, см также статью Мартина Гротьяна «Переписка Фрейда» в т. I). Наверное, еще больше, чем теория либидо, Блейлера беспокоил вопрос: включать ли психоанализ в существующую университетскую систему или это должна быть самостоятельная организация? Именно эти сомнения стали причиной того, что Блейлер отказывался примкнуть к психоаналитическому движению. Эта общая участь марксизма и психоанализа — необходимость бороться с существующими институтами, получившими признание со стороны господствующих слоев общества, ибо в противном случае их теории никогда бы не смогли доказать свою эффективность на практике, — несомненно, представляет собой проявление сходства обоих учений. Ни Маркс, ни Фрейд не могли рассчитывать на то, что существующие общественные институты готовы отстаивать учение, которое должно было их устранить, или, если говорить с позиции разработанной Куном теории парадигмы (Kuhn 1962): что в психиатрии и психологии после определенного сопротивления будут признаны лучшими, а затем и использованы эти новые парадигмы Зигмунда Фрейда. В возражении, что так бы и произошло, будь только Фрейд и Маркс более терпеливыми людьми, абсолютно недооценивается характер обоих учений. Марксизм призывает к совершенно отличной от всего прежнего общественного сознания установке людей, а психоанализ никогда не сможет изучаться в университетах, целиком не преобразовав в них учебную деятельность ,

Наконец, общий момент у психоанализа и марксизма состоит в том, что они включают в себя множество содержаний и функций: марксизм является экономической теорией, методом научного мышления, политическим убеждением, пониманием истории и вытекающим из всего этого пониманием морали. Психоанализу же еще Фрейдом были определены четыре функции: метода лечения душевнобольных, метода исследования, теории человеческого поведения и организации единомышленников и приверженцев первых трех.

Само собой разумеется, постоянно предпринимаются попытки разложить марксизм и психоанализ на эти составные части, чтобы сопоставлять их не глобально, а частную функцию с частной. Так, например, психологические высказывания марксизма могут сравниваться с таковыми психоанализа, а социологические высказывания психоанализа с таковыми марксизма.

Здесь следует упомянуть также авторов, которые эклектично заимствуют у Маркса и Фрейда концепции, укладывающиеся, по их мнению, в их собственную философскую систему. Я бы причислил к представителям такого подхода прежде всего Сартра и его последователей. Сюда же относится и подход, в котором некоторые отдельные элементы признаются у Маркса и Фрейда верными, но не учение в целом. Речь, в частности, идет о философии левого экзистенциализма, в которой критически отвергается современное общество, но отрицается закономерное, предсказуемое с научных позиций развитие и отстаивается, по сути, моралистический и утопический взгляд на общество. В своей критике современности представители этого направления опираются как на идеи марксизма, так и на идеи психоанализа, но отрицают их выводы. Темы психоанализа и марксизма они касаются только тангенциально. Хотя Герберт Маркузе является выходцем из Франкфуртской школы, однако уже многие годы он разрабатывает собственную концепцию и может быть причислен к тем «левым экзистенциалистам», к которым я отношу наряду с уже упомянутым Сартром также Ф. Фанона и американских представителей так называемой «контркультуры», таких, как Пол Гудмэн и Норман О. Браун (King 1972). По своему образу мыслей они являются эклектиками и весьма своеобразно интерпретируют и Фрейда, и Маркса.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...