Представления Салливена приобрели еще большую популярность после приезда в 30-е годы в Америку европейских аналитиков (Карен Хорни, Эриха Фромма, Шандора Радо, Франца Александера и др.). Соприкоснувшись с культурой США, иммигранты обнаружили, что на американской почве взрастают совершенно иные личностные структуры, чем в Европе. Появившиеся сомнения и вопросы о силе или бессилии человека в борьбе с культурой изменили взгляды иммигрантов на роль влечений в целом. В результате психоаналитическая теория структуры личности оказалась поколеблена, ибо некоторые из последствий, которые приписывались инстанции Я, имели под собой общественные, экономические и политические причины. В-этом смысле гипотеза Салливена помогла внести ясность. Например: с психоаналитической точки зрения эдипов комплекс со всеми его последствиями представляет собой ядерный конфликт и присущ каждому человеку. Во вновь образованной группе аналитиков он считался лишь возможным проявлением социальной, но имеющей разные формы структуры семьи или как выражение взаимоотношения сил в тех или иных семьях. Ядерный конфликт можно распознать только в связи с особенностями родителей, социальной структурой и внешним миром.

Фактически отличие этого подхода от классической психоаналитической теории связано скорее с временной отнесенностью к возможному влиянию окружающей среды, чем с содержанием эдипова конфликта и его последствиями. Именно структурированием Сверх-Я, которое завершает эдипов конфликт и позволяет распознать соответствующие социальные влияния, Хорни и ее единомышленники объясняют различия в эдиповом развитии. Сверх-Я, представляющее собой филогенетическое наследие всех важных для существования человека запретов, формируется во взаимодействии между родителями и ребенком. Отношение отца к матери, отца к ребенку, матери к ребенку и родителей как пары к ребенку, которое в разных обществах различается, ограничивает вариативность структуры и является причиной разнообразных форм Сверх-Я в обществе.

Сверх-Я всегда выступает в качестве психического барьера, возникающего на основе ценностных суждений, бытующих в обществе, которые переходят от одного поколения к другому; его содержания существенно различаются в разные времена и в разных регионах и зависят от социальных данностей в самом широком понимании этого термина. Между тем совесть как компонент Сверх-Я, носящий отпечаток индивидуального опыта, позволяет отдельному человеку принимать решения, исходя из собственного понимания и собственных представлений, независимо от существующих в определенных регионах и в определенные времена социальных норм. Совесть индивида может освободиться от передающихся из поколения в поколение содержаний Сверх-Я и даже изменять традиционные нормы (см. статью о Сверх-Я Д. Айке в т. I). Какая доля совести отводится индивиду в структуре Сверх-Я, в свою очередь зависит от господствующих норм в обществе: авторитарные нормы ограничивают формирование совести.

В Сверх-Я человека существуют универсальные нормативные содержания, которые стабильны и всем понятны. Пример: норма не есть живое (Lincke 1971). Десять заповедей Ветхого завета также являются относительно стабильными и всем понятными содержаниями Сверх-Я у всех людей.

Вариативность образований Сверх-Я зависит также от динамического развития этой инстанции, которое протекает дискретно и скачкообразно. Сверх-Я в своих ранних ядрах возникает в период дуального союза матери и ребенка и обусловливается конституциональной слабостью ребенка, который как существо, преждевременно появившееся на свет в биологическом смысле и не ставшее пока еще социокультурным человеком, вынужден в течение нескольких лет находиться в полной зависимости и подчиняться власти своего партнера в диаде. В состоянии зависимости от матери развитие Сверх-Я представляется ребенку совершенно естественным. Этот процесс зависит от закрепленного в традиции отношения к ребенку со стороны общества и конкретной семьи. И только с восприятием разнообразных функций матери и благодаря ее различным формам поведения по отношению к другим членам семьи, прежде всего к отцу, ранние ядра Сверх-Я начинают дифференцироваться и приобретается некоторая толерантность к фиксированным содержаниям Сверх-Я. Именно этот в высшей степени сложный и изменчивый процесс и называется эдиповым'комплексом Эдипова проблематика позволяет ребенку воспринять и проверить латентную структуру Сверх-Я своей семьи.

Эти представления о возникновении и воздействии Сверх-Я, появившиеся в 20-е и 30-е годы (Klein 1928, Ferenczi 1925, Fenichel 1938), бурно обсуждались в психоаналитической литературе. Что думали Салливен и его единомышленники по поводу изменившихся идей о гибкости Сверх-Я, неизвестно.

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...