Рождением ребенка реактивируются, особенно у матери, ранние психические процессы, которые она испытывала в отношениях мать—дитя с собственной матерью. Принятие ребенка и идентификация с ним облегчаются, если ее собственное отношение к матери было хорошим; может даже случиться так, что рождение ребенка повлечет за собой внутреннее примирение с собственной матерью.

Иначе обстоят дела, если позитивное равновесие между матерью и новорожденным не достигается и младенец испытывает недостаток. Вследствие этого у матери оживают довербальные воспоминания о фрустрациях в процессе ее собственного развития; они влекут за собой все большее ограничение контактов с ребенком и даже отстранение от него. В таком случае обе формы идентификации матери, то есть с собственной матерью и с новорожденным, оказываются негативными. Она становится «злой», фрустрирующей матерью и остается «злым», фрустрированным ребенком собственной матери. Таким образом, новорожденный ребенок, воспринимаемый как «злой» и фрустрирующий, становится ненавидимой Самостью, с которой невозможно найти примирения.

Это нарушение ведет к разнообразным депрессивным проявлениям у матери и вызывает у ребенка кризис развития. Понятия «добрый» и «злой» объекты были введены Мелани Кляйн для обозначения качеств объекта, действующего в фантазиях ребенка. Этот объект или, лучше сказать, лишь части его, или его частичные функции, выступает как удовлетворяющий либо фрустрирующий. Однако качества «злой» или «добрый» определяются не только реальным удовлетворением или фрустриру-ющим воздействием объекта; кроме того, ребенок с самого начала проецирует на этот объект чувства удовольствия и неудовольствия, которые возникают в нем самом, а потому проекция ребенка в значительной степени независима от реального поведения матери. Представления об объекте, которые формируются у ребенка, служат скорее отводу энергий деструктивного и либидинозного влечений. «Поддержка» ребенка матерью (Winnicott 1951) обеспечивает постоянный отвод энергии либидинозного и деструктивного влечений; холодная и отстраненная мать создает у маленького ребенка застой этой энергий! В свою очередь запруженная энергия влечений усиливает у ребенка тревогу.

Таким образом, возникает расщепление мира представлений ребенка на «добрый» и «злой». Расщепление представляет собой первичную психическую функцию;

благодаря ей ребенок впервые получает возможность повести борьбу с постоянно воз- никающим страхом, вызванным его беспомощностью. Объект «мать» расщепляет- ся на «добрую» и «злую», и мы предполагаем, что расщеплению подвергаются так- же различные материнские функции.

Добрый и злой объекты подчиняются механизмам проекции и интроекции. Добрые объекты интроецируются, злые объекты отторгаются и проецируются на первый объект, как правило, на мать. Первые объекты ребенка — это созданные фантазией «образы» и искаженные представления о реальных объектах и их функциях. Благодаря длящемуся в течение нескольких месяцев и постепенно осознаваемому восприятию матери как «доброй» или «злой» у ребенка развиваются первичные психические структуры: в позитивном взаимодействии между матерью и ребенком развивается доверие, в случае преимущественно негативного взаимодействия — ам-бивалентность. Обе структуры существуют у каждого ребенка. Они проявляются в ви- де защитных механизмов проекции и интроекции и специфическим образом изме-няют все дальнейшие связи.

Поглощение пищи является прообразом интроекции или, по крайней мере, та- ких форм, при которых психический процесс переживается и символизируется как физический (проглатывать, вводить, сохранять в себе). Интроекция и как ее по- следствие идентификация всегда содержит характерное переживание ранних пер- вичных образов, хотя при идентификации с человеком Я также приравнивается к чу-жеродному объекту (Freud XV, 69).

Проекция — это процесс, благодаря которому человек исключает не только .· все объекты и отдельные качества этих объектов, которые он не может терпеть в себе, но также неприятные чувства и ощущения, образы и желания, локализуемые им в других людях или предметах. Интроекция и проекция являются процессами архаического происхождения.

Как и мать, отец тоже переживает при появлении ребенка неразрешенные про- блемы собственного развития и воспроизводит идентификацию со своей матерью, а также форму, в которой его отец исполнял свои отцовские функции. Отношения ребенка с отцом — вторичные социальные отношения — имеют огромное значение для развития ребенка Они устраняют исключительную сосредоточенность ребенка на матери и вырывают его из симбиотических отношений с нею. Происходит переход от закрытой системы «дуального союза» к открытой системе, которая предоставляет возможность катексиса во вторичном объекте филогенетически подготовленных групповых психических функций. Вторичные социальные отношения с отцом или же с его субститутом оживляют ранние отношения между матерью и ребен- ком, обеспечивают их переработку и переработку переживаний, которые испы- тывал плод в период беременности.

Страницы: 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...