Не только реальные проявления родителей, но также интернализированные — зачастую ирреальные — образы родителей, существующие в представлении ребенка, определяют его дальнейшее развитие. Наряду с субъективной интериоризацией норм родителей важную роль играют филогенетические паттерны врожденных механизмов торможения и иерархического поведения. Так, например, ребенок может отказаться от младенческого онанизлЧа и прочих инфантильных паттернов сексуальности, вступив тем самым в эдипов конфликт, только потому, что требования родителей, будь то реальные или воображаемые, подкрепляются филогенетическим паттерном иерархического поведения и связанного с ним соперничества. Если родители пытаются устранить у своего ребенка филогенетические паттерны иерархического поведения, стирая границы возрастных и половых различий, уподобляя себя детям и предоставляя им все как «равным» или побуждая ребенка быть маленьким взрослым, то есть не принимая в расчет его особенности, то в дальнейшем могут возникнуть депрессии или маниакальные заболевания. Устранение иерархии создает у ребенка иллюзию того, что он способен сделать все сразу.

Констелляция внешних факторов в целом оказывает значительное влияние на переработку инстинктивных процессов. Ее изменение, например в результате детского анализа, приводит к тому, что защита уже не связывается напрямую с влечением, а может относиться также к аффектам, и поведение становится более социально приспособленным (A, Freud 1936). Защитные механизмы у детей всегда можно обнаружить в связи с самыми разными формами и проявлениями страха: реальным страхом, страхом перед Сверх-Я, страхом перед силами влечений. Ребенок со страхом перед Сверх-Я имеет отца, который в свою очередь проявляет детское и почтительное отношение к своей матери. Отец перенял строгость матери для защиты от своих инстинктивных импульсов; в дальнейшем она наделяется отцовским авторитетом и в виде особенно сильного Сверх-Я передается его ребенку. Дети, обнаруживающие сильный реальный страх, также имеют проблемы, связанные с отцом: им было отказано в качестве объекта любви в области иерархии, матери не смогли этот отказ компенсировать. Справиться с реальным страхом сложнее, чем со страхом перед Сверх-Я. Психическая и физическая беспомощность, вызванная угрозами со стороны влечений, парализует функции Сверх-Я. Защитой от инстинктивных желаний служит тогда непосредственная реальность, которая представляется в фантазии как опасная (Meistermann-Seeger 1959).

Экспериментальные данные, полученные в результате наблюдений, а также исследования, диагностики и лечения детей, показали, что восприятие внешнего мира у детей постоянно прерывается страхом перед влечениями и объектами влечений. Лежащие в основе этого страха переживания восходят к раннему детству и образуют гештальт влечений ребенка. Родители могут позитивно влиять на структуру этого гештальта, помогая понять ребенку его собственные желания и пробуждая у него чувство реальности внешнего мира, благодаря чему внутренние переживания и страхи находятся в непрерывном взаимодействии с восприятием внешнего мира

Значение агрессивности в развитии ранних социальных отношений было убедительно продемонстрировано М. Кляйн (см. статью Р. Ризенберг в т. III). Только тогда, когда агрессивность нейтрализуется любовью родителей, могут возникнуть социальные контакты, имеющие реалистичный характер. Они приобретаются, в раннем

детстве и распространяются в последующей жизни. Для каждого взрослого человека социальные отношения являются наследием детства. Развитие проходит через области агрессии и страха, либидинизации и сублимации, откладывая отпечаток на последующее общественное поведение во всех сферах.

Резюме

1.Еще до рождения плод испытывает на себе влияние социальных фактов. Если в силу определенных внешних условий (войны, финансовой нужды, внебрачного зачатия и тд.) ребенок не переживает коитуса родителей и оргазма матери, он лишается стимулирующих элементов. Этот недостаток редуцирует возможности развития, связанные с готовностью воспринимать и толерантностью к многозначности.

2. Некоторые филогенетические паттерны облегчают ребенку адаптацию К внешнему миру и овладение ранними объектами: наиболее известны и относительно хорошо исследованы филогенетические паттерны цепляния и разъединения, а также улыбки как схемы «стимул-реакция». Вероятно, существуют и другие аналогичные филогенетические паттерны поведения, которые, однако, до сих пор пока еще не исследованы.

3. Осознанию матери как первого объекта предшествует период, когда Я и не-Я еще не разделены и царит симбиотическое единство с матерью.

Страницы: 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...