«Если при паническом страхе индивид начинает печься только о самом себе, то этим он подтверждает мысль, что аффективные связи, дотоле преуменьшавшие для него опасность, исчезли».

Зигмунд Фрейд. «Психология масс и анализ Я» (XIII, 105)

Психоаналитическая теория с момента своего возникновения претендовала на описание «нормальных» способов поведения и основных этапов развития ребенка в обычного, «нормального» взрослого человека и на их объяснение в рамках рационально устроенной структуры, несмотря на то, что психонализ исходил главным образом из исследования психических расстройств (Freud 1895,1901,1905). Б процессе развития психоанализа его теория и методические подходы достаточно рано (двенадцать лет спустя после появления основополагающего психологического труда Фрейда «Толкование сновидений», 1900) стали применяться к антропологии и ранней истории человечества (Freud 1913). Сам Фрейд написал несколько статей, посвященных исследованию общества (Freud 1921,1930,1933), идеи которых затем развивались, изменялись и дополнялись в основном группами англосаксонских аналитиков, входившими в Международное психоаналитическое объединение. Исходным пунктом при этом явилась интенсивная работа с детьми (Klein 1932), к которой позднее добавились исследования отношений между родителями и ребенком в так называемых примитивных сообществах. В «Детстве и обществе» Эриксон (Erikson 1950), основываясь на изучении неевропейских народов, дополнил теорию психосексуального развития ребенка, на котором делал акцент Фрейд, психосоциальным подходом к развитию (см. статью Э. К. Адамса в т. III). По мнению Эриксона, культурные различия не создают принципиально новых способов поведения или качеств, но в соответствии с принципами взаимовлияния и взаиморегуляции в реальных внешних условиях формируют потенциальные паттерны поведения, фазовая последовательность которых является предопределенной.

Отказавшись от биологически ориентированных объяснительных подходов Фрейда, лежащих в основе его теории влечений и либидо, представители неопсихоаналитической школы стали уделять главное внимание в исследовании формирования личности и возникновения психических расстройств (неврозов и психозов) культурным и социальным влияниям. Тем самым в той или иной степени имплицитно были поставлены под сомнение две важнейшие, с точки зрения Фрейда, цели психоаналитического исследования: действие бессознательных сил в про-> цессе формирования психики и разработка универсальной психологии, основанной в конечном счете на биологических предпосылках, которая должна разобраться в конфликтах и компромиссных образованиях различных инстанций. К. Хорни пишет об этом: «Однако не столь очевидно, что вариации существуют не только в обычаях, но и во влечениях и чувствах, хотя прямо и косвенно это было установлено антропологами» (Ногпеу 1936,12).

В этом вопросе группа психоаналитически ориентированных антропологов (основные представители: Кардинер, Фромм, Салливен, Бенедикт) приняли сторону этнологов (Малиновски, Линтон, Мид), которые связывают удовлетворение неспецифических базальных потребностей в пище, в защищенности, в новых переживаниях и тд. с особенностями определенным образом организованных культурных единств. Постоянно отмечаемое сходство индивидуальных особенностей у представителей специфической культуры объясняется влиянием относительно недифференцированных раннедетских паттернов так называемой «базисной структуры личности» или «модальной личности», присущей той или иной культуре.

Несмотря на то, что из-за отсутствия психоаналитических техник этнологи делали вывод об объектах своих исследований главным образом из взаимодействия социальных и институционализированных систем и сил, относительно близких к сознанию или, во всяком случае, доступных осознанию, они приравняли ценностные представления, которые проявляются в различных общественных или культурных институтах (например, представления об иерархическом устройстве семьи) и в методах социализации, к общей структуре личности. Таким образом они пришли к общей классификации людей — представителей определенной культуры (например, европейско-кавказский тип), общества (например, общества с матрилинейным устройством семьи, то есть когда принадлежность к роду определяется по материнской линии), классов, рас или меньшинств. Теоретический конструкт «национальный характер» (импульсивный, авторитарный, зависимый, интегральный) таюке является выражением упрощающей классификации, которая противоречит базисной психоаналитической концепции «перехода в психические образования» (Freud 1937). Остается предположить, что вследствие переоценки идей X. Гартманна о «бесконфликтной сфере Я» и о «врожденных аппаратах Я», которых, однако, недостаточно для объяснения таких сложных образований, как ценности, установки и институционализированные мнения, выделенная Анной Фрейд (A. Freud 1936, 8) задача «познания всех трех инстанций», «их отношения между собой и с внешним миром» в целом была проигнорирована. То, что было описано в категориях первичного процесса, «является не искаженным импульсом Оно, а импульсом Оно, измененным защитными мерами Я» (A. Freud 1936,10).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...