Ребенок учится вести себя в группе в соответствии с закрепленными в традиции нормами на примере того, как мать обращается с его телом, а таюке того, как другие люди обращаются с ней. Сама мать как член общества выполняет здесь определенную, только ей присущую функцию. Таким образом, в своем обращении с ребенком она воспроизводит относящиеся к группе действия, которые были описаны Федерном (Federn 1956) как функции группового Я, Таюке и для автономного Я агни социальное окружение является более значимым, чем для европейцев, для которых более важную роль играют интроецированные объекты.

Общество агни устроено по матрилинеЙному принципу. В рамках семьи существует сильное агрессивное напряжение. Миру женщин противостоит мир мужчин, воплощающих власть и престиж. Тем не менее всеми хозяйственными делами заправляют главным образом женщины. Мужчины агни проявляют «нездоровое» отношение к деньгам и, имуществу. В своей фантазии они всегда надеются получить деньги от могущественного авторитетного человека, не давая ничего взамен. Но и относительно того, чем они владеют, мужчины не могут оставаться спокойными; они постоянно опасаются, что это может пропасть, прежде всего по вине активных, деловых женщин. Тем самым они переживают заново все то, что было пережито ими в раннем детстве в общении с матерью: утрату тесных дуальных отношений с нею из-за появления младших братьев и сестер, нестабильность считавшихся надежными семейных уз, которые внезапно разрываются матерью, когда она обра- Щ щается к другому супругу. Соперничество без разрешения конфликта особенно час- I то встречается среди молодых мужчин агни. Многие отдаляются от материнского П клана и при этом активно повторяют травматическое переживание, связанное с отде- щ лением. Тем не менее они остаются одержимы в той или иной форме стремлением Щ к активно-агрессивной матери посторального периода. Также и здесь идентифика- I ция с агрессором позволяет прийти к социально приемлемому решению, но вмес- § те с тем она усиливает паранойяльные страхи и недоверие.

Отсутствие в детском возрасте по-настоящему авторитетных мужчин в качестве Щ объектов идентификации особенно негативно отражается на юношах; Половая идеи- iff точность достигается только в пубертате в результате необычайно сильного социаль- 1 ного принуждения, заставляющего включиться в иерархическое клановое сообще- щ ство. Брать на себя ответственность остается неприятным долгом. Отсутствие Я материнского принуждения, относительная неэффективность проекций приводят j к тому, что агни представляют в фантазии чужих людей в качестве объектов своих 1 страхов.

Особое значение функции группы в формировании Я является одним из самых ; интересных-результатов, полученных Парином и Моргенталером (Parin, Morgentha- Й 1er 1963,1971). К сожалению, в европейско-американском пространстве до сих пор нет достаточно разработанных психоаналитических подходов, в рамках которых была бы последовательно изучена роль мотивации групп или их представителей в разви- ; тии групповых установок.

Для валидизации полученных результатов Парин и Моргенталер использовали тест Роршаха. О пригодности проективных методов уже сообщалось в другой рабо-те (Hallowell 1945).

В этих исследованиях не ставилась цель изучить интеллект и патологические про-явления испытуемых. Скорее они должны были позволить сделать выводы о жизни влечений и аффектов, механизмах защиты и адаптации к внешнему миру. Из-за не- I достаточной репрезентативности выборки сказать что-либо о «базисной личности» 1 или «национальном характере» исследованных народностей не представлялось воз- 1 можным.

Опубликованные Парином и MopreHTaAepoMi(Parin,Morgenthaler 1963)резуль- | таты исследования африканской народности догонов показывают, что незнакомые ■ стимулы (чернильные пятна) воспринимались в соответствии с привычными спосо- I бами адаптации . Позитивная в целом оценка адаптивных возможностей догонов | и агни имеет под собой различные основания. Как уже отмечалось, предметом иссле- I дования являлось не определение общего для всех людей национального характера щ и не изучение картин болезни, а выяснение принципиальной возможности приме- | нения психоанализа среди народов другой культуры. Возможно, что выбор народа ■ с сохранной социальной структурой и исключение лиц с явными психическими на- Щ рушениями повлияли на результаты исследования. Хотя другие авторы также гово- I рили о чуть ли не полном отсутствии депрессивных заболеваний в Африке, Сэведжу 1 и Принсу (Muensterberger, Axelrad 1964, 1968, v. IV) удалось доказать наличие ■ депрессивной симптоматики. При этом, однако, возникла необходимость несколь- Ц ко расширить понятие, поскольку тенденция к самообвинению затушевывалась ипо- щ хондрическими и психосоматическими симптомами. Были выделены три группы, щ в которых часто можно было обнаружить депрессию: женщины в период менопау- M зы, бесплодные женщины и студенты, жившие вне племенного сообщества. Депрес- Щ сивные симптомы были обусловлены в основном социальными причинами. Прежде щ всего они возникали тогда, когда нарушенное чувство собственной идентичности, i определявшееся не столько интроецированными объектами, сколько установками Ш в отношении племенного сообщества и идеализированных предков, не удавалось восстановить с помощью защитного механизма магической идентификации.

Страницы: 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Смотрите также

Последователи Фрейда
...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...