То же самое относится к истории возникновения психических болезней, которые можно объяснить с точки зрения функционирования психического аппарата (см статью А. Холдера в т. I). Различные формы проявления (симптоматические образования) нельзя объяснить ни врожденными структурными различиями, ни условиями жизни в конкретном обществе, Не существует психических заболеваний, которые можно было бы обнаружить иаслючительно в определенной культуре и только в ней. Структуру, процесс течения и различные механизмы истерических симптомов или психотических состояний можно понять и тем самым подвергнуть лечению даже в полностью отличающихся друг от друга культурах. Разные обозначения, такие, как например, пиблокток у эскимосов (арктическая истерия), шаманизм у индейцев Северной Америки и аборигенов Центральный Австралии или состояния истерии страха у представителей западноевропейской культуры, стирают то общее между ними, что было понято аналитиками. Различные формы проявления, то есть содержательные выражения, следует рассматривать во взаимосвязи с общественными формами, в которых они встречаются. При этом учитываются господствующие убеждения, обычаи, традиции, конфликты и интересы. Они в свою очередь всегда выступают в качестве компромиссных образований между структурами влечений, которые требуют отвода в рамках первичного процесса, и инстанциями Я, вызывающими их отсрочку и преобразование.

Несомненно, заслугой Фрейда является то, что он связал индивидуальную жизнь взрослого человека с детскими переживаниями и тем самым привнес подход, ориентированный на среду, в психологическое исследование. Но это все же только одна сторона того, что он хотел показать. Ребенок не только пассивно подвергается влиянию со стороны окружения (обучению и воспитанию), но и сам постоянно изменяет свое окружение в соответствии с условиями сформированных у него психофизических базисных структур. Они в значительной степени являются независимыми от процессов, присущих тому или иному обществу, и формируются в период симбиоза с матерью: например, потребность в заботе и чувство зависимости; глубокое разочарование при отделении Я и не-Я; неизбежные переживания фрустрации в процессе отделения от матери; проистекающие из переживаний утраты наклонности к разрушению и уничтожению; развивающаяся в результате этого потребность в защите от опасностей, возникающих изнутри.

На основе новых психоаналитических исследований, предпринятых и опубликованных Ф. Гринэйкр, Д. Б. Винникоттом, М. С. Малер, Р. Шпицем и др. в связи с замечательными открытиями Мелани Кляйн (Klein 1932), первоначальные представления о постепенном развитии либидо были подвергнуты правомерной критике. Представители тех психоаналитических направлений, которые не желают следовать тезисам английской школы во главе с Мелани Кляйн, также говорят о материнских интроектах как предшественниках Сверх-Я, рассматривавшегося Фрейдом в связи с преодолением эдипова конфликта.

То есть Сверх-Я является не просто суммой интроецированных запретов данного общества, репрезентируемых в образе отца, как предполагают некоторые авторы, а необходимой, преимущественно бессознательной психической функцией, возникающей из амбивалентной, плохо дифференцированной матрицы очень ранних объектных отношений (отношений между матерью и ребенком) (см. также статью Д. Айке в т. I). Фантазии о разрушении и представления ребенка о том, что его хотят отравить и преследуют, то есть, по существу, фантазии об оральной агрессии и поглощении, которые были выявлены во всех исследованных до сих пор культурах, нельзя сводить исключительно к процессам научения в культуре. Они происходят из ранних симбиотических дуальных отношений между ребенком и «первым объектом». Эти уже существующие структурные образования продолжают формироваться в эдиповых отношениях и приобретают здесь свой специфический вид. Г. Рохейм (Roeheim 1950) рассматривал длительный период детства у человека, а также его беспомощность и зависимость от социальных данностей как причину образования интроектов. Это является биологическим коррелятом социальных функций у человека. Согласно РохеЙму, важными в психологическом отношении аспектами биологически обусловленной зависимости являются: механизм вытеснения вследствие физиологической неспособности автономно удовлетворять влечения; поиск объектов (травма отделения и стремление к воссоединению, слияние); механизм регрессии; конфликт амбивалентности (фрустрация и удовлетворение как необходимые качества объекта); бессмертие отцов (идеальные образования и идентификации с властными фигурами родителей); консерватизм (тенденция взрослых воспроизводить себя в потомстве). В силу того, что все эти феномены можно наблюдать в транскультурных исследованиях, Рохейм говорил о психическом единстве и сходстве всех людей. Дополнительное подтверждение его тезиса можно обнаружить в сходстве процесса сновидения и латентных мыслей сна, в универсальности символов, в магическом мышлении и фантазиях психотических больных, если перечислить только наиболее важные формы проявления первично-процессуального мышления, которое в топическом отношении является атрибутом Оно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Последователи Фрейда
...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...