Для объективного изображения ценностных представлений, а также фантазий важно прежде всего преодолеть культурную отчужденность наблюдателя. Без понимания бессознательного механизма проекции собственные психические проявления нередко приписываются этим «примитивным» народам. Наряду с общепризнанным искажающим воздействием мышления, исполненного предрассудками о тех, кто являются «иными», чем мы, другому приписываются стремления и желания, которые отрицаются у себя. Расист, например, проецирует свои недостатки и тайные склонности на угнетаемое меньшинство. 3. Фрейд пишет о механизме проекции: «Враждебность, о которой ничего не известно и впредь ничего не хочется знать, переносится из внутреннего восприятия во внешний мир, при этом она отнимается от самого себя и приписывается другим» (IX, 79). Пример: в крестовые походы остатки собственного неверия проецировались на обращавшиеся в веру народы; а благодаря их подчинению появлялась возможность снова терпимо относиться к собственному «безбожию». Этот механизм вызывает проблемы при работе с чужими культурами, когда представители победивших культур без какой-либо рефлексии проводят исследования среди побежденных.

Другим искажающим фактором является ряд впервые установленных психоанализом защитных механизмов (обращение в противоположность, изоляция, аннулирс* вание и тд.), которые в доаналитический период не были известны антропологам ни в их специфической, дифференцированной форме, ни в качестве важного фактор? как такового. В ходе научной работы могут проявиться и другие механизмы искажения

Фрейд использовал материал этнографов. Таким образом, его главная работа состояла не в области исследования, а в выяснении основных психических особенностей у невротических людей его эпохи и культуры. Благодаря ей и обогащению собственных знаний в результате изучения литературы по этнографии он сумел сформулировать положения об универсальности бессознательных побуждений, амбивалентности эмоциональных импульсов, чувств вины и прежде всего эдипова комплекса.

Подводя итоги, об этнографических работах Фрейда можно сказать, что, по существу, они возникли из стремления рассмотреть результаты, полученные в психоаналитической работе с невротиками и детьми, в более широких контекстуальных рамках (см. таюке статью Ф. Шледерера в этом томе). Не менее важным при этом было его желание преобразовать психологию невротических больных в психологию человеческого поведения и переживания, претендовавшую на универсальность. С одной стороны, знания и методические подходы, приобретенные при работе с невротиками, могли быть эффективным образом применены к другим сферам явлений и научным отраслям, с другой стороны, прицельное исследование индивидуальных проявлений в других культурах стало причиной нововведений и в самом психоанализе. Прежде всего благодаря этнографическому применению психоанализ расширился до психологической теории, в которой репрезентанты влечений, представления и образы фантазии, то есть, если говорить кратко, психическая реальность, приобрели больший вес в качестве динамического фактора. Польза новых представлений для психоанализа как лечебного метода заключалась при этом в последовательной интерпретации эдиповых «первичных фантазий».

Несмотря на высокий уровень научной работы, проделанной Фрейдом в «Тотеме и табу», тем не менее можно отметить и определенную «хрупкость» материала и изложения, которые не присущи другим работам Фрейда, опиравшимся на наблюдение. По всей видимости, имевшийся материал не допускал иного способа изложения.

Критика, раздавшаяся со стороны антропологов после появления «Тотема и табу», требовала, чтобы психоанализ сам привел эмпирические доказательства, например транскультурной универсальности эдипова комплекса, благодаря чем у психоаналитические объяснения должны были утратить свой большей частью гипотетический характер. Легко понять, почему психоаналитически подготовленные этнографы сами теперь взялись за работу, связанную с наблюдением и сбором данных о других народах. Тем самым, по меньшей мере частично, были исправлены ошибки, которые возникли при использовании первичного материала разных авторов.

Этот период можно считать началом самостоятельных психоаналитических этнографических исследований, он же знаменует наступление второй фазы развития аналитической этнографии.

Выдающимся представителем этой эпохи считается Г. Рохейм, которому принадлежат уже цитировавшиеся выше труды и статьи, изданные в двух известных сериях «Психоанализ и социальные науки» (Muensterberger, Axelrad 1963—1958) и «Психоаналитическое исследование общества» (Muensterberger, Axelrad 1964-1968). Основываясь на идеях Фрейда, Рохейм с помощью традиционных для того времени этнографических методов исследования собрал богатый материал, касавшийся поведения некоторых племен западной части Центральной Австралии. Этот материал состоял главным образом из наблюдений, рассказов аборигенов и сообщений работавших там миссионеров. По существу, принципы организации, описанные при изучении столь разных народов, как туземцы Центральной Австралии, индейцы Самоа, североамериканские индейцы юроки, навахи и некоторые небольшие южноамериканские племена, обитающие в области Амазонки, оказались одинаковыми. Они касались материальных и Климатических условий, повседневной жизни, социальной организации, включая отношения между родственниками, методов социализации, воспитания детей, ритуалов инициации, сексуальной жизни в целом, мифов и ритуальных обычаев, магии и, наконец, специфических для каждого пола иерархических отношений в группах. В ходе методического анализа этих феноменов не было получено какого-либо нового по содержанию материала, а их классификация и толкование осуществлялись в соответствии с психоаналитической теорией. Тем не менее в этой второй фазе аналитической этнографии наметились интересные подходы, которые удалось успешно реализовать только в более поздние годы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...